§ 3. ОСНОВНЫЕ ЛИНИИ ОНТОГЕНЕЗА

Как было сказано выше, после окончания школы и начала самостоятельной жизни продолжается выбор жизненного пути, завершающийся в конце периода окончательным самоопределением. Основные линии онтогенеза обусловлены сформировавшимися в ранней юности типами жизненного мира (табл. I. 3).

Линии онтогенеза, связанные с гедонистической напряб-ленностъю личности (атавистические аналоги простого и легкого и простого и треного жизненного мира), вообще не предполагают самоопределения; "выбор" предопределен самой гедонистической установкой. В случае простого и легкого жизненного мира она реализуется посредством паразитического существования. Одним из его вариантов является существование за счет родителей. Неспособность к систематическому труду, сформировавшаяся на предыдущих возрастных этапах, приводит к неспособности самостоятельного обеспечения своей жизни. Попытки найти работу, совместимую с этой неспособностью, обычно кончаются неудачей. Вспомним, как проходила и чем закончилась служба у гончаровского Обломова:

"...Будущая служба представлялась ему в виде какого-то семейного занятия, вроде, например, ленивого записывания в тетрадку прихода и расхода, как делывал его отец.

Он полагал, что чиновники одного места составляли между собой дружную, тесную семью, неусыпно пекущуюся о взаимном спокойствии и удовольствиях, что посещение присутственного места отнюдь не есть обязательная привычка, которой надо придерживаться ежедневно, и что слякоть, жара или просто нерасположение всегда будут служить достаточными и законными предлогами к нехождёнию в должность.

Но как огорчился он, когда увидел, что надобно быть по крайней мере землетрясению, чтоб не прийти здоровому чиновнику на службу, а землетрясений, как на грех, в Петербурге не бывает; наводнение, конечно, могло бы тоже служить преградой, но и то редко бывает.

Еще более призадумался Обломов, когда замелькали у него в глазах пакеты с надписью нужное и весьма нужное, когда его заставляли делать разные справки, выписки, рыться в делах, писать тетради в два пальца толщиной, которые, точно на смех, называли записками', причем все требовали скоро, все куда-то торопились, ни на чем не останавливались: не успеют спустить с рук одно дело, как уж опять с яростью хватаются за другое...

...Все это навело на него страх и скуку великую. "Когда же жить? Когда жить?" — твердил он.

354

...Он отправил однажды какую-то нужную бумагу вместо Астрахани в Архангельск. Дело объяснилось; стали отыскивать виноватого...

Обломов не дождался заслуженной кары, ушел домой и прислал медицинское свидетельство.

В этом свидетельстве сказано было: "Я, нижеподписавшийся, свидетельствую, с приложением своей печати, что коллежский секретарь Илья Обломов одержим отолщением сердца с расширением левого желудочка оного, а равно хроническою болью в печениг угрожающею опасным развитием здоровью и жизни больного, каковые припадки происходят, как надо полагать, от ежедневного хождения в должность. Посему, в предотвращение повторения и усиления болезненных припадков, я считаю за нужное прекратить на время г. Обломову хождение на службу и вообще предписываю воздержание от умственного занятия и всякой деятельности".

Но это помогло только на время: надо же было выздороветь, — а за этим в перспективе было опять ежедневное хождение в должность. Обломов не вынес и подал в отставку. Так кончилась — и потом уже не возобновлялась — иго государственная деятельность".

И.А. Гончаров показывает, как сформировалась эта неспособность Обломова к каким-либо занятиям, требующим усилий:

"...Он учился, как и другие, как все, то есть до пятнадцати лет, в пансионе; потом старики Обломовы, после долгой борьбы, решились послать Илюшу в Москву, где он волей-неволей проследил курс наук до конца.

Робкий, апатический характер мешал ему обнаруживать вполне свою лень и капризы в чужих людях, в школе, где не делали исключений в пользу балованных сынков. Он по необходимости сидел в классе прямо, слушал, что говорили учителя, потому что другого ничего делать было нельзя, и с трудом, с потом, со вздохами выучивал задаваемые ему уроки.

Все это вообще считал он за наказание, ниспосланное небом за наши грехи".

Другой вариант данной линии онтогенеза связан с замужеством (женитьбой) с целью обеспечения паразитического существования за счет супруга (супруги). Этот вариант более характерен для девушек. Тем не менее, как показывает отмеченное немецкими социологами увеличение количества браков совсем юных молодых людей со зрелыми женщинами, он не так редок и у юношей.

При атавистическом аналоге простого и трудного жизненного мира гедонистическая установка реализуется через механизм терпения. Жизненный мир подконтролен принципу реальности, выступающему как отложенный

355

принцип удовольствия. Здесь для обеспечения существования, сведенного к удовольствиям и развлечениям, приходится прибегать к той или иной активности, т.е. соответствующей деятельности.

Одним из вариантов данной линии онтогенеза является существование за счет мелкого жульничества или участие в качестве простых (неответственных) исполнителей в криминальных структурах. Другой вариант — выполнение простой, не требующей ответственности работы. Это устройство неквалифицированными подсобными рабочими, иногда грузчиками (при не слишком обременительных нагрузках) и т.п. Для обоих вариантов обычно характерна та или иная степень алкоголизации. Чаще всего эти варианты сочетаются друг с другом; отсутствие устойчивых моральных принципов обусловливает стремление к легким противоправным путям добывания денег и при трудоустройстве.

Еще один вариант рассматриваемой линии онтогенеза — вступление в брак, в котором ради реализации гедонистической установки необходимо выполнение тех или иных обязанностей, которые могут оказаться и обременительными. Одним из примеров является героиня рассказа Чехова "Анна на шее".

Муж Ани, "немолодой и некрасивый, но с деньгами", заставлял ее кланяться при встречах всем нужным себе людям, которые ей были незнакомы:

"...Поклонись же, тебе говорю! — ворчал он настойчиво. — Голова у тебя не отвалится".

Аня кланялась, и голова у нее в самом деле не отваливалась, но было мучительно. Она делала все, что хотел муж, и злилась на себя за то, что он обманул ее как последнюю дурочку. Выходила она за него только из-за денег, а между тем денег у нее теперь было меньше, чем до замужества".

Весьма обременительны оказались и супружеские обязанности: "... Она боялась сказать что-нибудь против и натянуто улыбалась и выражала притворное удовольствие, когда ее грубо ласкали и оскверняли объятиями, наводившими на нее ужас".

При перемене обстоятельств в благоприятную сторону эта линия онтогенеза легко меняется на ничем не обремененное паразитическое существование. Получив на балу большой успех у сильных мира сего и поставив тем самым мужа в зависимое от себя положение, героиня чеховского рассказа резко изменила отношения с ним:

"После этого у Ани не было уже ни одного свободного дня, так как она принимала участие то в пикнике, то в прогулке, то в

356

спектакле. Возвращалась она домой каждый день под утро... Денег нужно было очень много, но она уже не боялась Модеста Алексе-ича и тратила его деньги, как свои; и она не просила, не требовала, а только посылала ему счета или записки: "выдать подателю сего 200 р.", или: "немедленно уплатить 100 р.".

Совершенно перестала ее интересовать и нищенская жизнь отца и малолетних братьев. "А Аня все каталась на тройках, ездила с Артыновым на охоту, играла в одноактных пьесах, ужинала и все реже и реже бывала у своих. Они обедали уже одни. Петр Леонтьич запивал сильнее прежнего, денег не было, и фисгармонию давно уже продали за долг".

Отсутствие у представителей характеризуемых линий онтогенеза самоопределения как такового, четких жизненных планов, а также способности к полноценной трудовой или учебной деятельности обусловливает и отсутствие желания получить образование, овладеть какой-либо профессией. При необходимости прохождения службы в армии они обычно сравнительно легко приспосабливаются к неуставным отношениям, являясь послушными исполнителями указаний "дедов".

Линии онтогенеза, связанные с эгоистической направленностью личности (сложным и трудным жизненным миром), в отличие от рассмотренных выше характеризуются достаточно сформированной иерархической системой ценностей и, соответственно, доминированием тех или иных эгоистических мотивов.

Одна из этих линий соответствует престижной мотивации. Жизненный путь выбирается исходя из стремления продвинуться по карьерной лестнице, добиться успеха в той или иной области науки, техники или искусства (если считается, что к этому есть предпосылки), получить престижную профессию и т.п. В зависимости от материальных возможностей семьи, профессиональных и прочих связей родителей, а также собственных склонностей и способностей выбираются наиболее перспективная с точки зрения поставленных целей профессия и соответствующий вуз. Главным принципом выбора обычно становится поиск оптимального сочетания по параметрам: значимость жизненных целей — их достижимость.

Самоопределение в рамках этого варианта онтогенеза наиболее подвержено влиянию конъюнктуры, моды, других внешних условий и обстоятельств. Самыми престижными и модными у нас в разное время становились те или иные технические вузы и факультеты (авиационный,

357

физико-технический, инженерно-физический и др.), гуманитарные (исторический, психологический, иностранных языков и др.), естественные (физические, математические, геологические, химические) и т.д. Всегда были престижны и популярны МГИМО, юридические факультеты, театральные и литературный вузы, факультет журналистики. В настоящее время лидируют экономические и экономико-управленческие вузы и факультеты, школы бизнеса и т.п.

При престижной мотивации встречается еще один путь достижения жизненной цели: брак с человеком, обладающим известностью и влиянием в соответствующей области. Такие браки имеют место, например, в артистической среде: молодые девушки, выходя замуж за известных актеров, режиссеров, артистов эстрады, рассчитывают с их помощью сами добиться успеха. Известны аналогичные Случаи и в научной среде.

В данной линии онтогенеза, как и во всех других линиях с эгоистической направленностью личности, могут иметь место и сущностные мотивы, в том числе весьма значимые. У пушкинского Сальери (речь идет о литературном персонаже, а не исторической личности) любовь к музыке с детства была очень значимой сущностной связью с миром:

Родился я с любовию к искусству;
Ребенком будучи, когда высоко
Звучал орган в старинной церкви нашей,
Я слушал и заслушивался — слезы
Невольные и сладкие текли.

В то же время любовь к музыке сочеталась у него с еще более сильной престижной мотивацией, что предопределило общую эгоистическую направленность личности. Упоминая свои первые юношеские творения, Сальери уже соотносит их с будущей славой: "Я стал творить, но в тишине, но в тайне, не смея помышлять еще о славе". Венцом усилий для него выступает именно слава:

Усильным, напряженным постоянством
Я наконец в искусстве безграничном
Достигнул степени высокой. Слава
Мне улыбнулась...

Доминирование престижной мотивации, отсутствие общей ориентации на духовно-нравственные ценности и предопределили нравственную несостоятельность этого пушкинского персонажа: главным для него оказалась

358

все-таки не музыка, воплощенная в своем высшем проявлении в Моцарте, а ущемленное самолюбие, собственный престиж.

Другой вариант эгоистической направленности личности связан с мотивами власти, доминантности. В зависимости от особенностей характера, конкретных интересов, учебной и физической подготовки, а также возможностей родителей способствовать выбираемой карьере молодые люди с данной мотивацией стремятся поступить в учебные заведения, готовящие управленческие кадры, выбирают те или иные военные училища, службу в специальных войсках (ВДВ, морская пехота и др.) или в милиции (ОМОН, спецназ) и т.п. В советское время они составляли значительную часть слушателей учебных заведений по подготовке руководящих партийных кадров (высшие комсомольские и партийные школы), активно продвигались по линии партийной, комсомольской или профсоюзной работы.

Еще одним распространенным вариантом линий онтогенеза, связанных с эгоистической направленностью личности, является преимущественная ориентация на материальную сторону жизни: от обычного материального достатка, комфортных бытовых условий до стремления к обогащению и накоплению материальных ценностей. Эти мотивы в той или иной степени присущи и другим вариантам эгоистической направленности личности, а мотив материального достатка — вообще большинству людей. Здесь же они доминируют и играют решающую роль в выборе жизненного пути.

Мотив материального благополучия как один из вариантов эгоистической направленности личности следует отличать от гедонистической установки, сопряженной с механизмом терпения. Прежде всего здесь речь идет о сложном жизненном мире, который представлен иерархически построенной системой различных мотивов. В этой системе материальный достаток — главный, но не единственный мотив. Он обычно сочетается с мотивами самоуважения и престижа, обеспечения будущей семьи и т.д. Кроме того, в этом случае имеет место самоопределение, выбор конкретного жизненного пути с конкретными планами на будущее, чего нет при гедонистической направленности личности. Даже осуществляя ту или иную деятельность по реализации мотива удовольствий и развлечений, ее носители живут заботами лишь ближайшего будущего, фактически — настоящего.

359

Выше мы отмечали, что мотив хорошего заработка при профессиональном самоопределении особенно актуален в настоящее время, в условиях резкого снижения общего уровня жизни. Многие юноши и девущки предпочитают продолжению учебы поиск хорошо оплачиваемой работы, не требующей специального образования и длительного обучения. Многие идут в коммерческие структуры либо пытаются организовать собственный бизнес. У части из них доминируют мотивы обогащения.

Мотив богатства никогда не встречается в чистом виде. Деньги, как и другие материальные ценности, являются выражением могущества и власти. Если это реальная власть, реализуемая в соответствующей деятельности, то мотив богатства становится одним из проявлений мотива власти. Однако иногда богатство выступает лишь как источник потенциальной власти и тогда фактически представляет собой ценность само по себе.

Вспомним героя пушкинского "Скупого рыцаря". Сидя в тайном подвале над сундуками с золотом, он испытывает ощущение своего могущества:

Что не подвластно мне? Как некий демон
Отселе править миром я могу;
Лишь захочу — воздвигнутся чертоги;
В великолепные мои сады
Сбегутся нимфы резвою толпою;
И музы дань свою мне принесут,
И вольный гений мне поработится,
И добродетель, и бессонный труд
Смиренно будут ждать моей награды.

Реальные же отношения барона и его денег предстают в словах жалующегося на него сына:

О, мой отец не слуг и не друзей
В них видит, а господ; и сам им служит.
И как же служит? Как алжирский раб,
Как пес цепнрй. В нетопленной конуре
Живет, пьет воду, ест сухие корки,
Всю ночь не спит, все бегает да лает.
А золото спокойно в сундуках
Лежит себе...

Один из путей реализации мотивов материального благополучия и обогащения — вступление в выгодный брак, В отличие от аналогичного случая при гедонистической установке, здесь, как отмечалось выше, помимо дойинирующего (связанного с материальной стороной жизни) имеют место и другие мотивы, а также четко намеченный

360

жизненный план. У девушек, например, кроме престижной мотивации и других эгоистических мотивов это может быть мотив создания благополучной семьи.

Духовно-нравственная и сущностная направленность личности (сложный и "как бы легкий" и сущностный типы жизненного мира) предполагают в юности поиск призвания, выбор профессии, наиболее отвечающей склонностям. Даже в том случае, когда главной целью в жизни является создание счастливой семьи, вуз или место работы никогда не выбираются по принципу близости от дома или по каким-либо иным соображениям, не связанным с интересом к самой профессии. Если призвание найдено, то трудности обретения выбранной профессии преодолеваются с упорством и настойчивостью. Известны случаи, когда абитуриенты при большом конкурсном отборе поступали в выбранный вуз с пятой — седьмой попытки.

Вместе с тем и при этих линиях онтогенеза выбор профессии может представлять собой не меньшую, а иногда и большую трудность, чем при эгоистической направленности личности. Здесь он не зависит от моды и конъюнктуры, других внешних обстоятельств, облегчен, как отмечалось выше, широтой круга интересов. Однако это далеко не всегда гарантирует оптимальный вариант выбора. Можно сказать, что выбор при многих вариантах будет соответствовать склонностям и интересам. Но будет ли он тем самым выбором, что отвечает предназначению человека, той его "сказкой", которую "необходимо постигнуть" (М.М. Пришвин), зависит от очень многих, часто случайных причин.

Даже при линиях онтогенеза, связанных с духовно-нравственной и сущностной направленностью личности, не все потенциальные сущностные стороны человека открываются ему к моменту выбора жизненного пути. Иногда окончательный выбор делается позже, уже за порогом юности, нередко же своя истинная "сказка" так и не постигается. В любом случае профессиональное самоопределение является очень трудной задачей.

В предыдущей главе мы приводили отрывок из дневниковой записи 18-летнего Л. Толстого, где он на ближайшие два года ставил цели изучить юридические науки, медицину, иностранные языки, сельское хозяйство, историю, географию, статистику, математику, естественные науки, а также написать диссертацию, достичь "средней степени совершенства в музыке и живописи" и т.д. Подробная программа самосовершенствования включала

361

различные аспекты духовно-нравственного и интеллектуального? развития,

В последующие 5 лет (19-23-й годы жизни) продолжался трудный процесс самоопределения. Большинство из поставленных целей оказались неосуществленными; не был закончен Казанский университет, где Толстой проучился 3 года. Первые упоминания о литературных замыслах и занятиях "писаньем" появляются в дневниковых записях конца 1850 г. (на 23-м году жизни). 1852 г. можно считать годом окончательного профессионального самоопределения: опубликовано первое литературное произведение, повесть "Детство".

Непросто шло и личностное самоопределение. В дневниках этого периода отражена сложность внутреннего жизненного мира будущего писателя, постоянная борьба сущностных и несущностных мотивов.

"17 июня [1850}... Зиму третьего года я жил в Москве, жил очень безалаберно, без службы, без занятий, без цели; и жил так не потому, что, как говорят многие, в Москве все так живут, а просто потому, что такого рода жизнь мне нравилась..."

"1850. 8 декабря... Пустившись в жизнь разгульную, я заметил, что люди, стоявшие ниже меня во всем в этой сфере были гораздо выше меня; мне стало больно, и я убедился, что это не мое назначение".

"29 декабря [ 1850]. Живу совершенно скотски; хотя и не совсем беспутно, занятия свои почти все оставил и духом очень упал".

"28 февраля [1851]. Много пропустил я времени. Сначала завлекся удовольствиями светскими, потом опять стало в душе пусто; и от занятий отстал, то есть от занятий, имеющих предметом свою собственную личность. Мучало меня долго то, что нет у меня ни одной задушевной мысли или чувства, которое бы обусловливало все направление жизни..."

"8 марта [1851]... Смотрелся часто в зеркало. Это глупое, физическое себялюбие, из которого кроме дурного и смешного ничего выйти не может... Хотел Кобылину дать о себе настоящее мнение (мелочное тщеславие)..."

"13 марта [1851]... Дома ленился выписывать. С Иславйным хотел себя выказать, то же и у Беер..."

"20 марта [1851]... Две главные страсти, которые я в себе заметил, это страсть к игре и тщеславие, которое тем более опасно, что принимает бесчисленное множество различных форм, как-то: желание выказать, необдуманность, рассеянность и т.д. ...

Приехал я в Москву с тремя целями. 1) Играть. 2) Жениться. 3) Получить место. Первое скверно и низко, и я, слава богу, осмотрев положение своих дел и отрешившись от предрассудков, решился поправить к привести в порядок дела продажею части имения. Второе,

362

благодаря умным советам брата Николеньки, оставил до тех пор, пока принудит к тому или любовь или рассудок, иди даже судьба." Последнее невозможно до двух лет службы в губернии, да л по правде, хотя и хочется, но хочется много других вещей несовместных...

Много слабостей имея я в это время. Главное, мало обращал внимания на правила нравственные, завлекаясь правилами, нужными для успеха..."

"Много других вещей", "несовместных" со службой чиновника, примат "правил нравственных" над "правилами, нужными для успеха" и определили после периода трудных поискав жизненный путь будущего классика мировой литературы.

***

Юность — первый период взрослой, самостоятельной жизни. Ответственность за свою судьбу, за всю последующую жизнь определяет специфику этого возрастного этапа. Для кого-то в юности начинается реализация жизненных планов, четко намеченных еще в старших классах школы, идет проверка их правильности в жизненной практике. Многие же продолжают поиски себя во взрослой жизни, пытаясь решить проблему самоопределения методом проб и ошибок. Несмотря на то что жизненный мир и соответствующие ему мировоззренческие установки сформировались в предыдущем возрастном периоде, очень многое еще уточняется и окончательно осознается в ходе этих зачастую мучительных поисков. Окончательное самоопределение, позволяющее начать утверждать себя в жизни, и является центральным возрастным новообразованием юности.

363



Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved