§ 2. УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ

Юность, как считает А.В. Толстых, становится вторым переходным периодом в развитии личности. Юноша, как и подросток, еще не совсем взрослый человек. Но подросток тесно связан со своим уходящим детством, а юноша тяготеет к молодости и зрелости, более поздним возрастным этапам.

Возраст — категория конкретно-историческая. И подростковый, и юношеский возраст появились тогда, когда период подготовки к взрослой жизни в обществе стал более сложным и длительным. С юностью связано продолжение обучения или начало освоения профессии. В психологическом плане юность решает задачи окончательного, действенного самоопределения и интеграции в общество взрослых людей.

Социальная ситуация развития в юности (так же как и в старшем школьном возрасте) — ситуация выбора жизненного пути. Начинается реализация планов, намеченных в 16-17 лет, иногда удачная, приносящая удовлетворение, иногда приводящая к осознанию ошибочности сделанного выбора, разочарованию, метаниям, устремленности к новым целям. Цена сделанной в этот период ошибки велика: это не школьная двойка, а упущенные годы, необходимость начинать все сначала. 19-20-летние юноши основные трудности своей жизни связывают с появлением ответственности, которой не было раньше. В то же время они ценят свой возраст, приносящий не только новые проблемы, но и новые, более широкие возможности. Приведем в качестве примера фрагмент из описания юности

345

современным студентом-второкурсником, в котором она сравнивается с отрочеством1.

"Этот возраст для меня легче, светлее, хотя и сложнее по загруженности, но приятнее в сто раз. Юность легче для меня, это вход во взрослую жизнь (хотя не освобождает от ответственности, но все же). Подростковый возраст — это школа, семья, размеренная и рутинная жизнь, а сейчас открывается больше возможностей".

Для юности характерны три основных варианта жизненного пути: обучение в вузе, поиски работы и для юношей служба в армии. Мы не будем рассматривать редко встречающиеся варианты — уход в криминальный мир, иждивенчество (жизнь за счет родителей или мужа при отказе от работы и учебы) и др., коснемся лишь возможностей "бегства" от общества.

Обучение в вузе. По данным санкт-петербургских психологов, в начале 90-х годов в нашей стране резко снизилась ценность образования, школьники перестали относиться к нему как к возможности материально обеспечить себя в будущем. В конце 90-х годов наметилась другая тенденция: образование снова входит в систему ценностей. Многие выпускники школ хотели бы продолжить обучение. Кто-то нашел свое призвание и ему нужно получить знания в интересующей его области, кто-то следует желанию родителей или идет поступать в вуз за компанию с другом, кому-то нужен диплом, чтобы затем продвигаться по служебной лестнице или удачно выйти замуж, избежать армии и т.д. Современные студенты чаще всего отмечают следующие преимущества и недостатки продолжения обучения и поступления на работу: вуз дает необходимые знания и умения, т.е. определенную квалификацию и тем самым готовит "к взрослой жизни", "продвижению вверх", становится "дверью в более-менее обеспеченную жизнь при занятии любимым делом"; дает возможность "отсрочить окончательный выбор", попробовать, "твое это или нет", и "еще немного побыть ребенком". Но, продолжая учиться, юноша не приобретает "практический опыт" и. главное, остается зависимым от родителей.

346

Работа привлекает прежде всего приобретением материальной независимости, самостоятельности, что удовлетворяет потребность "ощутить себя по-настоящему взрослым"; кроме того, дает жизненный опыт и практические навыки.

Недостатками раннего включения в работу считаются высокая ответственность, невозможность найти интересную работу при отсутствии квалификации ("загруженность неинтересными делами", "работать — значит сдаться и плыть по течению, так как работа... станет лишь источником заработка", она "не способствует личностному росту") и низкая заработная плата ("работа,-которую предлагают сейчас, малооплачиваема").

В последнее время студенты нередко сочетают учебу с работой, т.е. более или менее серьезно подрабатывают. Достаточно распространенным в связи с этим становится такое мнение:

"В данной ситуации многие вынуждены и работать и учиться. Это тяжело и мешает получению качественного образования. А в идеале — сначала человек должен иметь возможность поработать, попробовать себя в разных сферах жизни, чтобы определить свое призвание и отнестись к учебе осмысленно, знать, зачем ему нужно образование и нужно ли вообще. Попадая в институт со школьной скамьи, многие сохраняют детскую инфантильность, учатся, "потому что мама сказала". (Студентка 20 лет.)

То, какой выбор будет сделан в юности, решение пойти в тот или иной конкретный вуз, зависит от направленности личности, доминирующих мотивов, основных ценностных ориентации. Этот вопрос подробно рассматривается в следующем параграфе.

Мотивы поступления в вуз определяют и стиль студенческой жизни. Если вчерашний выпускник школы отправлен в вуз родителями и его обучение оплачено, а свою задачу он видит в продлении детства и отсрочке жизненного выбора, учебная деятельность вряд ли окажется продуктивной. Больше, чем лекции и библиотеки, его будут занимать общение с новыми приятелями, развлечения на том уровне, который он может себе позволить. Такие студенты могут окончить институт с посредственными отметками и без глубоких знаний или же могут быть отчислены За неуспеваемость. Еще один вариант — наконец заинтересуются своей будущей профессией и с N-гo курса начнут серьезно заниматься. Но в последнем случае изменится их образ жизни.

347

Если студент пришел в вуз с желанием учиться, если он нашел свое призвание или, выдержав конкурс, стремится получить максимум знаний, чтобы потом "выйти в люди", он будет поглощен учебной работой и на развлечения, отдых будет выделять не слишком много времени.

Стиль студенческой жизни в западной психологии связывают с особой субкультурой. Ф. Раис выделяет 4 типа субкультур колледжей.

Первый тип, называемый студенческой субкультурой, превращает колледж (вуз) в загородный клуб. Основным содержанием жизни становятся вечеринки и свидания, выпивка, автомобили, спорт, а учебные предметы отходят на второй план.

Второй тип — профессиональная субкультура — предполагает целеустремленность в учебе, желание обеспечить себе профессиональную подготовку и продвижение; образование приобретается так же, как необходимые продукты в магазине.

Третий тип — академическая субкультура — ее ценности не диплом, а знания и идеи; углубленное изучение предметов выходит за рамки учебной программы.

И наконец четвертый тип — нонконформистская субкультура, которую отличает инакомыслие, ее создают интеллектуальные "социальные мятежники", студенты, ведущие богемный образ жизни, и прочие яркие личности.

В США сейчас наблюдается тенденция к преобладанию профессиональной субкультуры, что связано с повышением стоимости обучения и жесткими условиями на рынке занятости.

Поиски работы. Выпускники школы, решившие работать или не поступившие в вуз, сталкиваются с различными трудностями. Для части из них трудно выбрать определенную деятельность. По данным опросов, проводимых сотрудниками Управлений труда и занятости, многие не могут четко указать требования к своей будущей работе, не имеют ясной цели своих поисков. Если же есть представления о будущей работе, сделан выбор, трудно найти соответствующее место.

Количество людей (в том числе взрослых), ищущих работу, в настоящее время достаточно велико. Юноша или девушка, оказавшись одними из претендентов на вакантную должность, должны уметь общаться с людьми, от которых зависит их будущее, т.е. в какой-то мере владеть техникой делового общения и уметь произвести

348

благоприятное впечатление. Обе эти проблемы, в особенности проблема самопрезентации, обостряются из-за отсутствия опьн та, уверенности в себе или излишнего юношеского напора. Сложности поиска работы и важность умения держаться были описаны Р. Ролланом в "Очарованной душе". Приведем небольшие отрывки, из которых видно, как такого рода умения приобретаются с годами.

"Аннета была недостаточно ловка, не умела показать себя с выгодной стороны. Она держалась надменно, сердила людей своей разборчивостью: позволяла себе привередничать, вместо того, чтобы соглашаться на любую работу..."

"Гордость не позволяла ей соглашаться на унизительные условия, на которые шли другие. Аннета была не из тех кротких, овечек, которые охают да вздыхают, но соглашаются. Она не охала и не соглашалась. И, против всякого ожидания, такая тактика имела успех. Люди трусливы. Аннета говорила "нет" с высокомерным спокойствием, которое делало невозможным всякий торг. С ней не смели обходиться так, как с другими, и предлагать такую мизерную плату. Но и ей платили немногим больше".

"...Она знала, что преимущество ей дает еще и уверенность в себе, глаза, голос, костюм, умение пленять нанимателей. Когда нужно было выбрать между ней и другими кандидатками, наниматели редко колебались".

Найти место работы, добиться, чтобы приняли туда, куда есть желание пойти (привлекает вид деятельности, или легкая работа, или учреждение находится недалеко от дома и т.п.), обойти конкурентов — значит, согласиться и на определенную оплату труда. Самая большая трудность — это заработать на жизнь, достичь той материальной независимости от родителей, к которой стремятся почти все в юношеском возрасте. Реальный заработок становится необходимостью, если в родительской семье нет достатка или создается собственная семья. Браки, заключаемые в это время, принято называть ранними. Ранняя женитьба обычно вынуждает искать работу, иногда резко менять жизненные планы и бросать учебу в вузе.

Как показывают отечественные и зарубежные исследования, чем меньше возраст, в котором заключается брак, тем больше вероятность развода. Особенно хрупкими оказываются семьи, созданные по причине беременности, а также при подражании рано женившимся сверстникам, желании не отстать от них, не упустить свой шанс, не остаться одиноким. Юные супруги сталкиваются с большими трудностями: они еще не вполне зрелые личности, не очень

349

хорошо понимающие другого и склонные принимать легкую увлеченность за любовь, недостаточно ответственные, надеющиеся" на счастливое стечение обстоятельств и чужую помощь. Финансовые проблемы и бытовая неустроенность, необходимость обеспечивать семью и, тем более, ухаживать за ребенком их обычно угнетают. Неудачные попытки найти хорошо оплачиваемую работу, материальная зависимость от родителей, с которыми могут возникнуть конфликты, способны окончательно разрушить отношения, если в их основе не лежит глубокое чувство.

Когда заработок не очень важен и работа найдена, юноше или девушке предстоит период адаптации на новом рабочем месте. Приобретение практических умений, приспособление к коллективу взрослых и новым требованиям оказываются в разной степени трудными для юношей и девушек с различными чертами характера и разным уровнем интеллекта. Облегчает адаптацию ориентировка в профессии, наличие определенных навыков. В принципе начинать работать легче после окончания ПТУ, а не школы. Полезно и получение среднего специального образования.

В юности, если нет собственной семьи, можно достаточно долго искать работу, которая устраивала бы во всех отношениях, менять трудовые коллективы и виды деятельности. Сейчас нет массовых романтических порывов, возникавших у молодежи в периоды освоения целины и "великих строек". Последние поколения более прагматичны и оседлы. Но, тем не менее, юности свойственно искать себя. И поиски работы, если ими движет желание обрести призвание, прекрасны. Их только следует отличать от беспорядочной смены рабочих мест скучающим, всем недовольным и не выносящим трудностей молодым человеком.

Армия. Здоровые юноши, не обучающиеся на дневных отделениях вузов, призываются на срочную службу в Вооруженные Силы. Служба в армии — это еще одна резкая смена образа жизни. Жесткий режим, большая физическая нагрузка и беспрекословное подчинение старшим по званию становятся для многих тяжелым испытанием. В то же время армейская жизнь в каком-то плане проще и легче гражданской. Она четко регламентирована, солдату не нужно самому планировать свои действия, отвечать за их последствия. Для юношей с определенным складом характера она вполне подходит, разумеется, при благоприятных условиях службы.

350

В настоящее время служба в армии связана с двумя тяжелыми проблемами: наличием "горячих точек" и "дедовщиной". Служба в регионах, где идут или могут возникнуть (возобновиться) военные действия, опасна, связана с риском потерять жизнь или здоровье. Самосознание, мировоззрение, ценностные ориентации и другие личностные особенности тех, кто прошел через войну, потерял друзей был ранен или пережил плен, изменяются. С таким жизненным опытам потом нелегко вернуться к мирной жизни, и во многих случаях бывшим солдатам необходима психотерапевтическая помощь.

"Дедовщина" связана с проникновением в армию криминальной субкультуры. Устанавливаются иерархические отношения; солдаты делятся на группы: старых — новичков, вожаков — "низов". В последнее время становятся важны также национальная принадлежность и землячества.

"Низы" вынуждены выполнять часть работы за вышестоящих в иерархии, они подвергаются унижениям и физическому насилию. Групповая агрессия "верхов" осуществляется на фоне сужения группового сознания: группа как бы не дает себе отчета о возможных последствиях. Включаются такие механизмы, как эмоциональное заражение, состязательность (когда члены группы выделяются, самоутверждаются, придумывая особые "приколы" для новичков). Защитный механизм идентификации с агрессией позволяет многим униженным солдатам избавиться от тяжелых переживаний и, принимая и оправдывая жестокость отношений, ждать повышения своего статуса. Став "дедами", они по закону бумеранга возвращают вновь прибьщшим накопившиеся обиды, вместо понимания и сочувствия воспроизводя те же отношения, жертвой которых не так давно были сами. Главным стимулом агрессии является желание испытать власть над людьми. При этом те, кто пострадали в наибольшей мере, наиболее рьяно реализуют возможность проявить власть над слабыми. Появляющееся чувство превосходства компенсирует сформировавшееся ранее чувство неполноценности.

Известны случаи побегов из части и самоубийств из-за "дедовщины" (во время прохождения службы и даже после демобилизации). Если юноша проходит через все испытания, он меняется личностно — становится взрослее и психологически сильнее либо останавливается на уровне психологии "деда", агрессивного и мстительного.

Бегство от общества - еще один вариант организации жизни в юношеском возрасте. Независимо от того, учится

351

юноша или работает, он может выбрать этот путь: бегство в наркотики, религиозные секты, нарциссическую погруженность в себя и т д. Если подобное стремление становится преобладающим, работа и учеба бросаются.

Этот вариант нельзя назвать сознательным жизненным выбором. В подобных случаях задача самоопределения обычно не решена и указанные поиски становятся следствием серии серьезных неудач или образовавшегося вакуума: детство кончилось, взрослым себя не чувствуешь и что делать, не знаешь. К наркотикам и сектантству могут подтолкнуть скука, желание получить новые впечатления, забыть о "серой" жизни, неумение трудиться.

Западные психологи отмечают притягательную силу так называемых юношеских религий. X. Ремшмидт считает, что эти религии и соответствующая идеология предлагают упрощенную перспективу на будущее, подчинение вождю (гуру, мессии, пророку), якобы обладающему рецептом спасения всего мира и каждого человека в отдельности; организуют насыщенную общими переживаниями групповую жизнь (используя медитацию, транс и экстаз, иногда — наркотики). Юношеские религии нередко приводят к разрыву с семьей, передаче гуру всего своего личного имущества. В личностном плане последствия не менее разрушительны: приобретается болезненная зависимость от группы, неспособность к эмоциональным связям с другими людьми, утрачивается способность самостоятельно мыслить. Это достаточно распространенное на Западе явление в последнее время появилось и у нас.

Что касается наркомании, в юности по этой причине погибают многие из тех, кто начал принимать наркотики в подростковом и раннем юношеском возрасте. Деформации личности при наркотической зависимости общеизвестны. О состоянии и жизни наркоманов никто не может знать то, что знают они сами. Приведем отрывок из рассказа молодого писателя, впервые "уколовшегося" в армии, пережившего годы зависимости и освободившегося от нее в одной из немногих клиник, где способны такую зависимость снять2.

"Наркомания — некая параллельная реальность, вступив в которую постепенно теряешь все связи с той, где ты был изначально рожден. Есть такая песня у "Роллинг Сто-унз": "Две тысячи световых лет от дома". Ты как будто бы

352

живешь, ходишь по улицам, заходишь в метро, покупаешь газеты, читаешь книжки. Но на самом деле ты вне всего этого, ты не задействован в этом мире, ты живешь по законам, установленным опиумом.

От тебя постепенно отворачиваются друзья и приятели... На место старых друзей приходят новые знакомые, связанные с тобой единственным интересом, — от каких-то исковерканных судьбой бомжей до высокоинтеллектуальных или делающих такой вид субъектов. Опиум уравнивает всех, хотя каждый раскрывается в его царстве именно как он. И только он. Если человек "дерьмо", то он проявится как вдесятерне "дерьмо". И очень-очень мало кому удается сохранить какие-то истинно человеческие черты...

Наркомания — мир чудовищно жестокий. Каждый день, каждое пробуждение утром или, точнее, глубоким днем — ибо наркоманы начинают какую-то жизнедеятельность не раньше чем в три-четыре часа дня, — связаны только с одним вопросом: есть или нет. Если у тебя есть вещество — ты счастливейший из смертных. Если же нет, тебе лучше вообще не вставать с кровати — ничего хорошего тебя не ждет. Ты будешь лежать, вертясь от бесконечных ознобов (вот она, ломка!), а весь мир вокруг будет враждебно ранить тебя своим немыслимым, непереносимым присутствием. Для нормального, здорового человека характерно в принципе ровное состояние — чуть лучше, чуть хуже, а для наркомана постоянно: ад — рай — ад — рай. И так до бесконечности...

Я все время думал, почему самый изысканный кайф, каким, на мой взгляд, является опиум, приводит к полной человеческой деградации? Кажется, дело в том, что его действие направлено на сам принцип удовольствия — но не опосредованно, как все остальное, а напрямую, биохимически. Вот почему для наркомана все блага мира не заменят одного набранного шприца! Эти блага он должен как-то приобретать, бороться за них, а в конце концов испытать лишь маленькую толику того, что может ощутить прямо тут, сразу, сделав всего один укол. Поэтому — "провалиться всему этому миру..."3

Крайняя и наиболее трагичная форма бегства от общества — суицид, уход из жизни.

353


1Здесь и далее используются материалы исследования, проведенного нами в московских государственных вузах в 1999г.
2См : Радов Е. Опиум умеет ждать // МК. 2000. 24 марта.
3СМнение автора цитированной публикации требует, конечно, пояснения и комментария. Мы сделаем это ниже, в следующей главе, при обсуждении связанных с кризисом 30 лет экзистенциальных проблем.


Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved