§ 5. УРОВЕНЬ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА

Уровень психики человека характеризуется наличием речемыслительного социогенного сознания. Развитие человеческого сознания обусловлено развитием системы знаний, а также выработкой морально-нравственных представлений и норм. Человеческое знание, в том числе знание морально-нравственных ценностей, также обусловлено процессами интуиции, но более высокого, чем на предыдущем этапе развития психики, уровня.

Известный американский физик и философ М. Бунге отождествляет научную интуицию с творчеством, с получением нового знания: "Одна логика никого не способна привести к новым идеям, как одна грамматика никого не способна вдохновить на создание поэмы и теория гармонии — на создание симфоний". Чисто дискурсивное формально-логическое мышление способно лишь довести уже

59

полученное знание до его логических пределов, развить и завершить его, но не в состоянии достичь принципиально нового знания.

Уже начальный уровень развития интуитивных процессов, характерный для интуитивно-избирательного отражения, предполагает функционирование психики в особом режиме, отвечающем собственно активной фазе деятельности. Развитие человеческого знания, связанного с познанием не отдельных сторон, а сути предметов и явлений, также требует использования всех резервных возможностей психики, ее функционирования на высшем энергетическом уровне. В качестве механизма, который вводит в действие соответствующие интуитивные процессы и обеспечивает их энергетику, выступают такие предметные чувства, как глубокий непреходящий интерес, увлеченность, сильная привязанность.

Все эти предметные чувства по существу являются различными проявлениями любви. Решающая роль любви ("восторгу любви к идее") отводится в теории познания Платона. По утверждению М.М. Пришвина, "любить, значит в то же время и единственная способность узнавать мир". Роль любви и близких ей чувств и заключается в том, чтобы задействовать в акте познания психику в целом, использовать все ее резервные возможности.

Очень показательно в этом отношении определение интуиции, приводимое И.О. Лосским: "Интуиция есть своеобразная интеллектуальная симпатия, посредством которой мы проникаем вовнутрь предмета, чтобы слиться с его индивидуальностью, следовательно, с невыразимою в общих понятиях природою, и постичь его в его собственном существе". Легко себе представить, какой силой должна обладать эта "интеллектуальная симпатия", чтобы проникнуть вовнутрь предмета и постичь его в его собственном существе. Такую силу могут предоставить только любовь и близкие ей чувства.

Из вышесказанного следует, что глубина и широта знания, степень охвата им окружающего мира и приближения к сущности предметов и явлений среди прочего зависят от характера и силы лежащих в основе этого знания чувств, их энергетики. В известном булгаковском романе и Крысобой, и Понтий Пилат, и Иешуа обладают знанием. Но они обладают знанием разного уровня, в том числе разного энергетического уровня.

По очень удачному выражению П. Тейяра де Шардена, "любовь соединяет сутью". Это справедливо по отношению

60

ко всем проявлениям любви, увлеченности, глубоких непреходящих интересов, где та или иная сторона ("единица") сущности человека соединяется предметным чувством e соответствующей единицей внешнего мира. Свойство любви и близких ей чувств соединять с предметом потребности сутью позволяет назватьих сущностными предметными чувствами. В отличие от предметных чувств, определяющих предыдущий уровень развития психики, эти чувства высвечивают не отдельные стороны, а суть предметов и явлений.

Познавательная функция сущностных предметных чувств обусловлена их рефлексией. Строго говоря, до момента своего осознания эти чувства не являются в полном смысле слова предметными. Это хорошо видно на примере чувства любви. Только рефлексия дает субъекту всю полноту непосредственного чувственно-практического знания своей любви и в то же время направляет внешнюю сторону познавательной функции чувства на объект. Эта внешняя сторона познавательной функции предметного чувства проявляется посредством интуиции.

Каждая сторона познавательной функции любви и других сущностных чувств имеет свои особенности. Сторона, направленная вовнутрь, на саму любовь, дает непосредственное чувственно-практическое знание. В этом знании сосуществуют два начала: одно определяется особенностями субъекта, а также культурно-историческим и социальным фоном, а другое — тем общим, объективным, благодаря чему стало возможным появление самого понятия любви. Ведь если бы любовь и близкие ей чувства определялись лишь индивидуальными особенностями субъектов (или группы, этноса, социально-культурного слоя и т.д.), то общих понятий о них не было бы. Итак, знание любви и близких ей чувств характеризуется непосредственностью и имеет объективное и субъективное начала.

Несколько иначе обстоит дело с той стороной познавательной функции чувства, что направлена на объект и связана с интуицией. В интуитивной философии (А. Бергсон, H.O. Лосский и др.) интуитивное знание понимается как непосредственное и абсолютное — предмет познается "в его собственном существе". Но непосредственность интуиции как акта познания не свидетельствует о непосредственности полученного с ее помощью знания. Информационная база интуиции и эффективность переработки информации определяются, среди прочего, и уровнем

61

достигнутых на данный момент знаний, и степенью их усвоения индивидом, и особенностями его характера, и его опытом, и развитостью его личностного мышления. Поэтому знание внешнее (знание объекта), опосредствовано особенностями индивида и соответственно является относительным.

Однако в этом опосредствованном особенностями субъекта внешнем знании, как и в знании внутреннем, есть общее, не зависящее от характеристик индивида. Без этого общего не могло бы существовать и само общее представление об объекте, он был бы, по меткому замечанию И.О.Лосского, "невыразимым в общих понятиях", "несказанным". Эта не зависящая от особенностей субъекта и прочих факторов составляющая и привносит в интуитивное знание элемент абсолютности. Таким образом, интуитивное знание, оставаясь в целом относительным и непосредственным, всегда несет в себе и абсолютное, а значит, и непосредственное начало.

Вышеизложенное позволяет говорить об определенной симметрии в структуре внутреннего и внешнего знания. Принимая во внимание очевидную аналогию между объективностью внутреннего и абсолютностью внешнего знания и соответственно субъективностью внутреннего и относительностью внешнего, общую структуру знания можно представить в следующем (рис. 1.6) виде:

Рис. 1.6. Структура знания
Рис. 1.6. Структура знания

Таким образом, и во внутреннем, и во внешнем знании выделяется начало, характеризующееся непосредственностью и объективностью (абсолютностью). Эта симметрия отражает

62

единство внутреннего и внешнего, раскрывающееся в познавательной функции сущностных чувств. Любовь, отражающая ту или иную сущностную сторону человека, соединяет его с соответствующей единицей мира.

В то же время, несмотря на то что "любовь соединяет сутью", получаемое в этом единении знание сущности объекта опосредствовано, как было отмечено, особенностями субъекта, носит на себе его отпечаток. В связи с этим оно может быть названо субъективно-сущностным.

Сущностные предметные чувства, обеспечивающие функционирование интуитивных процессов высшего уровня, являются стержневыми образованиями собственно человеческой психики, уровень развития которой можно назвать интуитивно-сущностным.

Отличительной особенностью сущностных предметных чувств является разделенностъ — слияние одной из сторон сущности субъекта — сущностной потребности — с сущностью ее предмета. Так, разделенность присуща любви к родине, к природе, отношению к любимому делу, увлеченности тем или иным видом искусства или научной проблемой и т.д.

Другой особенностью сущностных предметных чувств является их непреходящностъ, неподвластность закону угасания потребности при ее удовлетворении. А.Н.Леонтьев выделяет предметно-функциональные потребности, образующиеся при "сдвиге" мотива на содержание деятельности. Во всех сущностных связях с миром потребности обладают такой же природой: предметом потребности является сам процесс деятельности.

Это означает, что в сущностных жизненных отношениях имеет место слияние, синтез всех звеньев триады: потребности, ее предмета и соединяющей их деятельности. Аналогичное слияние наблюдается, как отмечалось (§ 1 глава 1) только в допсихической жизнедеятельности. Однако на сей раз мы имеем не материальное, а чисто психическое слияние. Таким образом, развитие психического, имея отправной точкой допсихическое отражение, осуществлялось по закону отрицания: на новом витке диалектической спирали оно пришло к той же форме, но с принципиально иным содержанием.

Сущностные предметные чувства и связанные с ними проявления интуиции по своей структуре аналогичны процессам психического отражения предыдущих уровней. Так, на сенсорном уровне мы имеем непосредственную материально-телесную связь субъекта с объектом ("отпечаток" в нейрофизио-логическом

63

субстрате), аналитико-синтетическую деятельность в центральных и эфферентных звеньях рефлекторного акта ощущения и результат отражения в виде "чувственного представления" соответствующего свойства объекта.

Сопоставим акт ощущения с хрестоматийным примером научной интуиции — открытием Ф. Кекуле структуры бензольного кольца. Отличие состоит в характере связи субъекта с объектом, а также в уровнях и содержании аналитико-синтетической деятельности и результата отражения. В качестве связи с объектом во втором случае выступает, с одной стороны, сущностное предметное чувство — увлеченность исследователя, а с другой — многолетняя научно-исследовательская деятельность. Последняя определила высокий профессионализм, опыт и огромный объем переработанной информации. Увлеченность проблемой обеспечила устойчивый высочайший интерес, внимание и надлежащую для интуитивного акта энергетику.

Являясь целостными актами психического отражения, задействующими психику в целом, интуитивные процессы прежде всего представляют собой процессы мышления, осуществляющиеся в сфере бессознательного. Это означает, что общие понятия высокой степени абстракции и высшие логические формы мышления, созданные в сфере сознания, проникают в сферу бессознательного. При этом дискурсивное начало получает доступ к неизмеримо большему информационному объему, а также возможность его быстрой эффективной переработки, что связано с функционированием всех психических процессов на максимально возможном уровне. Эти важнейшие моменты определяются высочайшей энергетикой сущностных предметных чувств.

Как следует из рассмотрения предыдущих уровней отражения, уровень психики человека явился результатом закономерной цепи филогенетических преобразований, логическим развитием эволюции в мире животных. Вместе с тем антропогенез обусловлен принципиальными отличиями в самой направленности эволюционного развития. Главнейшее из них — принципиально иное решение задачи адаптации: если на предыдущих уровнях основным принципом является приспособление к условиям среды, то в процессе антропогенеза им постепенно становится изменение самих условий. Отправной точкой в этом длительном процессе можно считать начало изготовления орудий труда.

В орудийной деятельности гоминид выделяют несколько периодов, характеризующихся изготовлением и использованием

64

орудий разной степени совершенства. Отметим, что сама по себе орудийная деятельность известна и у высокоразвитых животных, в том числе птиц. У высших обезьян (антропоидов) наблюдается использование веток, палок, камней и других предметов для разбивания орехов, "ужения" муравьев и термитов и т.п. Применяемые орудия стандартизированы: ветки для "ужения" имеют определенную длину и очищены от листьев и мелких веточек, камни для раскалывания орехов выбираются определенной массы.

Таким образом, орудийная деятельность гоминид имеет свои истоки в аналогичном поведении видов, стоящих ниже на филогенетической "лестнице". Но у последних она ограничивается лишь самыми начальными формами, человеческая же линия в конце концов привела к появлению производительной деятельности, производства как основного средства обеспечения жизни.

Итак, формирование психики человека осуществлялось в процессе общественной по своей природе орудийно-трудовой деятельности. Именно с ее общественным характером связано развитие мышления и речи и, что не менее важно, развитие системы знаний. Без последнего невозможно ни развитие мышления и речи, ни развитие самой орудийно-трудовой деятельности.

Совершенно очевидно также, что сколько-нибудь развитая система знаний не может быть создана без творчества. Даже самые простые понятия, представляющиеся нам естественными, постигались нашими далекими предками на пределе их психических возможностей, требовали наивысшего уровня функционирования психики. Эти пики, всплески познавательной активности, приводившие к проявлениям интуитивных процессов, к получению нового знания, связаны, как было показано выше, с сущностными предметными чувствами.

Таким образом, в антропогенезе имеет место ряд взаимосвязанных и взаимозависимых процессов: развитие общественной по своему характеру орудийно-трудовой деятельности, сущностных предметных чувств, мышления и речи системы знаний. В процессе орудийно-трудовой деятельности возникают предпосылки для появления сущностных предметных чувств — сдвига мотива на сам процесс, содержание деятельности. Сущностный мотив, в свою очередь, обусловливает возможность творчества, получения нового знания, следовательно, появления новых понятий, дальнейшего развития мышления и речи. В результате появляются новые виды

65

самой трудовой деятельности и тем самым расширяется сфера проявления сущностных предметных чувств.

Общественный характер орудийно-трудовой деятельности, связанное с ним развитие системы знаний, мышления и речи обусловливают и появление общественной формы сознания. Общественное сознание базируется на знаниях, полученных в результате совокупной деятельности людей. Сформировавшаяся система знаний, так же как возникающие на ее основе мировоззренческие установки, духовно-нравственные ценности, мораль, правила поведения и т.п., в той или иной степени "присваиваются" каждым членом общества и становятся существенной частью его индивидуального сознания, во многом определяют его.

С общественным характером деятельности людей связан также разрыв между индивидуальным сознанием и его социальными формами. Он определяется тем, что получаемые индивидом знания имеют разное происхождение и различный статус. Часть из них, входя в его жизненную практику, подкрепляются его собственной деятельностью, т.е. выступают как непосредственный результат психического отражения. Другую часть составляют лишь "присваиваемые" знания, не подкрепленные собственным жизненным опытом. Последние существуют только как информация, но не как непосредственные знания.

Как было сказано выше, общественное сознание основано на системе знаний, формируемой в результате совокупной деятельности людей. Соответственно оно как бы аккумулирует в себе все проявления сущностных предметных чувств отдельных людей, приведшие к существующему уровню знания. Совокупная жизнедеятельность людей предстает при этом как определяемая именно сущностными мотивами.

На уровне же отдельного индивида сущностные предметные чувства и организуемые ими единицы деятельности далеко не всегда определяют жизнь в целом. Обычно значительная, даже преобладающая часть ее содержания связана с несущностными мотивами. Она-то и представляет собой фазу фоновой (поисковой) активности в деятельности человека. Собственно активная фаза деятельности проявляется соответственно в сущностных предметных чувствах: любви, глубоких интересах, привязанностях, увлеченности.

Основные параметры рассмотренных уровней психического отражения в филогенезе и уровня психики человека представлены в таблице 1.2.

66

* * *

Мы проследили развитие психики от ее начальной, зародышевой формы (нерасчлененной чувствительности) до психики человека, обладающего способностью познавать суть предметов и явлений, проникать в тайны мироздания. Какие важные для нас выводы можно сделать из рассмотрения филогенеза психического?

Прежде всего, отметим, что, зародившись как целостный функциональный орган, ориентирующий организм в среде при достижении предмета потребности (жизненно необходимых условий среды), психика на всех уровнях своего развития, включая уровень человека, остается в функциональном отношении единым целостным образованием, выполняющим ту же задачу. Неизмеримо усложняются потребности и соответствующие им мотивы, психика дифференцируется на сложные, внешне независимые друг от друга системы, но суть остается той же: все эти сложные системы, функционируя как целостное психическое, направляют активность индивида, обеспечивая осуществление его тоже неизмеримо усложнившейся жизни.

Другой важный вывод: филогенез психики представляет собой процесс закономерных преобразований, подчиняющийся диалектическому закону отрицания отрицания. Имея отправной точкой допсихическую форму отражения, связанную с непосредственным материальным взаимодействием живых организмов со средой (ассимилятивные биохимические процессы), психика в своем историческом развитии проходит ряд закономерных качественных изменений, достигая на уровне человека тоже непосредственного, но противоположного по содержанию отражения, основанного на духовном единении с предметом потребности.

Наконец, третий и самый важный вывод: филогенез психики показывает, что именно в психике человека является собственно человеческим, присущим только человеку. Напомним, что на каждом уровне развития психики она включает в себя все образования, свойственные предыдущим уровням. Однако главным, определяющим является то, что свойственно данному уровню в качестве средства обеспечения жизнедеятельности. Для человека как вида этим главным являются сущностные для него связи с миром, посредством которых происходит духовное единение с предметом потребности и обретается знание его сути.

Именно благодаря развитию сущностных мотивов в антропогенезе сформировалась система знаний и вместе

67

Уровни развития психики в филогенезе

Уровни развития психики Основные параметры Результат психического отражения
Характер связи с объектом Источник активности Необходимые условия психического отражения Внутренний Внешний
Уровень недифференцированной чувствительности Непосредственное воздействие биологически значимых свойств среды Первичное психическое "прарефлекса" Сигнальный характер биологически значимых свойств среды Чувствительность к биологически значимым свойствам среды Биологически значимые свойства среды
Сенсорный уровень Непосредственное воздействие свойства объекта на нейрофизиологический субстрат Эмоциональная составляющая ощущения "Узнавание" на уровне врожденных "биологических-смысловых связей" "Отпечаток" свойства объекта в нейрофизиологичеcком субстрате Собственно ощущение ("чувственное представление") биологически значимого свойства объекта
Перцептивный уровень Внимание в ситуативных звеньях инстинктивного поведения Эмоциональная составляющая перцепта и сукцессивно-ситуативного внимания "Узнавание" на уровне врожденных "биологических смысловых связей" Объектная фиксация Перцептивный образ ("чувственное представление") биологически значимого объекта
Интуитивно-избирательный уровень Предметное чувство, связанное с устойчмвым надситуативным мотивом Эмоциональная составляющая предметного чувства и производных(ситуативных) эмоциональных явлений Память, воображение, элементарные формы мышления Рефлексия предметного чувства Субъективно-избирательное знание биологически значимого объекта
Интуитивно-сущностный уровень Сущностное предметное чувство(сущностный мотив) Эмоциональная составляющая сущностного предметного чувства и производных(ситуативных) эмоционаьных явлений Память, воображение, мышление и речь Рефлексия сущностного предметного чувства Субъективно-сущностное знание жизненно значимого объекта

68-69

человек как вид, обладающий речемыслительным социогенным сознанием. В связи с этим при рассмотрении онтогенеза психики мы будем уделять особое внимание факторам, влияющим на развитие сущностных сторон жизни человека.

70



Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved