Светский модернизм как инициатор социальных изменений

Модернизмом американский культуролог Д. Белл называет современный этап развития западной культуры, противопоставляя его раннебуржуазному, протестантскому. С точки зрения философии культуры, модернизм - это целая эпоха развития западной культуры. Речь идет вовсе не о художественно-эстетической системе, которая объединяет множество самостоятельных идейно-художественных направлений и течений (экспрессионизм, кубизм, футуризм, конструктивизм, имажинизм, сюрреализм, абстракционизм, поп-арт и т.д.).

По мнению Д. Белла, культура представляет собой сферу "экспрессивного символизма", понимаемого как уяснение и выражение значения человеческого существования в образных формах, используемых в живописи, поэзии, художественной литературе и религии. Подчеркнем, что такое понимание культуры отличается от культурантропологического, в котором фиксируются групповые модели образа жизни.

Как считает Д. Белл, темы (точнее "модальности") культуры немногочисленны, ибо они восходят к экзистенциальным ситуациям, с которыми люди встречаются во все времена, и к природе сознания (проблемы смерти, трагедии, героизма, долга, любви, жертвы, противоречия между животным и человеческим в человеке, инстинкт и его подавление и т.п.). В отличие от технико-экономических изменений движение культуры не линейно: оно идет по кругу, возвращаясь вновь и вновь к тем же заботам и вопросам. Хотя вопросы и воплощающие их эстетические формы могут обновляться, новое не сменяет старое (как, скажем, в области техники), а просто расширяет содержание культурного хранилища, которым располагает человечество.

178

Еще одно отличие развития культуры от технико-экономических или социально-структурных изменений заключается в том, что расширение взаимодействия людей в сфере культуры ведет не к дифференциации и специализации, а к синкретизму (например, смешение всех существующих стилей в современном искусстве, восточных и западных религий в современном философском сознании). Вообще для современной культуры характерна крайняя свобода в выборе стилей, черпаемых из сокровищницы культуры. Это связано с ее осевым принципом - самоосуществлением, выражением собственного "Я".

Противоречие между бюрократически-иерархической социальной (и прежде всего технико-экономической) структурой и политической системой, предполагающей формальное равенство и участие, между социальной структурой и ее ролевой организацией и культурой, возвышающей самоосуществление "Я" и целостную личность, - таковы, по Беллу, источники скрытых социальных конфликтов, которые идеологически характеризуются как отчуждение, деперсонализация, отрицание авторитетов и т.д. На этом и основана его общетеоретическая идея, выражаемая понятием "разъединения сфер.

В частности, разъединение социальной структуры и культуры Белл иллюстрирует кратким историческим очерком эволюции нравов буржуазного общества. Присущее капитализму развитие индустриализма воплотилось в свое время в экономической сфере в типе буржуа-предпринимателя, а в области культуры - в независимом художнике, свободном от всех социальных условностей. Для них обоих характерен поиск нового, стремление к преобразованию природы и сознания.

Со временем из их разъединения развился антагонизм. Радикальная в экономике буржуазия стала фундаменталистски консервативной в области морали и культуры. Необходимость максимальной мобилизации энергии в производстве порождала, по Беллу, стремление к воздержанию и самоограничению, внушала страх перед инстинктом, стихийными импульсами. Культурный интерес, в свою очередь, выработал ненависть к буржуазным ценностям.

Важнейшее направление развития - переход от понимания индивида как существа, обладающего общими с другими природными качествами и оцениваемого в соответствии с иерархией добродетелей, к пониманию его как единичного и

179

неповторимого "Я". Аутентичность личности, а не ее моральный вес в обществе становится источником этических и эстетических суждений. Этому соответствует переход от религии к светской культуре и от самоограничения к апологии свободы личности, к идее, что все позволено - по меньшей мере в воображении. Именно обожествление "Я" - источник силы модернизма. Сама жизнь рассматривается им как произведение искусства, выражающего "Я" вопреки условностям буржуазного общества. Теперь, подчеркивает Белл, модернизм здесь исчерпал себя, превратился в пустой сосуд.

Как считает Белл, в культуре произошло движение от протестантизма, толкуемого фундаменталистски, к модернизму. Старые духовные опоры общества уже не существуют, а новые, основанные на вере в исторический прогресс, рациональность, утратили свою утопичность. Революционная идеология, по словам Белла, это всего лишь моральная абстракция, не способная решить проблемы, возникающие на следующий день после революции. Духовный кризис усиливает тенденцию к нигилизму, но в отличие от прогрессивного нигилизма "базаровского" типа он бесперспективен, ибо в современных условиях нет ни прошлого, подлежащего разрушению, ни надежды на будущее. Столь же перспективна и присущая модернизму попытка найти утерянный смысл существования в литературе и искусстве, заменить ими религию. Культурный кризис лишает общество жизненной силы, дезорганизует индивидуальную мотивацию, ослабляет гражданские чувства и волю, насаждает культ сиюминутного удовольствия.

Благодаря модернистской ориентации культура обретает роль инициатора изменений. Она осуществляет поиск новых способов чувственного восприятия и новых стилей поведения. Современное общество, безраздельно преданное идее обновления, институциализировало культурный авангард и признало примат культуры в процессе социальных изменений. Сохраняющийся разрыв между культурой и социальной структурой общества сопровождается глубокими изменениями в характере самой культуры, в ее связях с другими сферами общественной жизни. Культурный стиль растущей части населения все более утрачивает связь с ее социально-классовым положением. Изменились взаимоотношения творцов культуры и публики. В живописи и кинематографии обычно художник-авангардист доминирует на культурной

180

сцене. Теперь именно он формирует аудиторию и рынок, а не формируется ими, как было в прошлом (показателен пример абстракционистов, быстро завоевавших признание публики; импрессионистам в свое время понадобилось на это несколько десятков лет). Белл связывает это явление с увеличением численности "культурного класса" (в основном это работники специализированных культурных учреждений, средств массовой коммуникации и т.п.), распространяющего вкус к новому искусству, с отсутствием в буржуазной "культуре большинства" творческих сил, способных противостоять авангардистскому меньшинству, с влиянием авангарда в культурных учреждениях.

Согласно Беллу, культурная революция 50-х годов была обусловлена кризисом политического радикализма западной интеллигенции ("концом идеологии"), а ее протест против буржуазных ценностей сосредоточился в культурной сфере. В обстановке политического консерватизма он воплотился прежде всего в критике массового общества, в темах отчаяния, отчуждения, аномии (разложение ценностей).

Модернизм изначально враждебен буржуазному обществу. Существует параллель между модернизмом и тенденцией социальной науки конца XIX в. к выявлению иррациональных основ действительности за ее поверхностным рациональным слоем. Модернизм также настаивается на двусмысленности видимой действительности. С одной стороны, ему присущ акцент на абсолютном господстве импульсов собственного "Я", с другой стороны, он выражается в попытке преодолеть психическую, социальную и эстетическую дистанцию, в абсолютизации "присутствия", сиюминутного и непосредственного опыта.

В качестве высшей ценности модернисты провозглашают эстетический эксперимент, ничем не ограниченный поиск самовыражения и чувственного восприятия, в котором воля и необузданные желания торжествуют над разумом и моралью. Эти черты Белл объясняет тем, что модернизм явился реакцией, во-первых, на изменения в чувственном восприятии социальной среды и дезориентацию чувства пространства и времени, связанные с революцией в области коммуникаций и транспорта, во-вторых, на кризис самосознания, обусловленный утратой религиозной культурной ориентации.

В своих "классических", традиционных формах модернизм, как показывал Белл, прослеживая его историческую эволюцию,

181

настаивал на замене религии и морали эстетическим восприятием жизни, рассматривал художественное творчество как единственно возможный способ самовосприятия и самопознания. В современном постмодернизме изначально заложенная в модернистском движении тенденция к освобождению подсознательных инстинктов достигла крайнего выражения. Ее проявление не ограничивается более художественным воображением и художественной формой. Инстинкт провозглашается движущей силой действия, реального поведения. Пафос современного модернизма направлен против ценностей и мотивации "обычного" поведения во имя эротизма, свободы импульсов и т.п. Значение модернистской доктрины в современной общественной жизни определяется прежде всего именно этим поворотом от элитарно-эстетических к более массовым формам человеческой жизнедеятельности.

* * *

Естественно, проблема культурных ориентации гораздо шире, чем мы могли представить ее здесь. Мы коснулись лишь таких установок, как традиционализм, фундаментализм, модернизм. Как можно было видеть, фундаментализм становится актуальной проблемой философии культуры. Разумеется, здесь изложены только общие проблемы, помогающие освещать контроверзу фундаментализма и модернизма. Вместе с тем фундаментализм - это не только религиозный, но и общекультурный феномен. Он существует во множестве вариантов и постоянно пытается вернуть прошлое.

Даже на примере указанных установок можно убедиться в том, что роль культурных ориентации в развитии общества очень велика.

182



Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved