ГЛАВА 1
Культура и наука о культуре

Перспективы грядущего

Культура стремительно преображает окружающую среду, общество, быт людей, поэтому она оценивается как фактор творческого жизнеустроения, неиссякаемый источник общественных нововведений. Отсюда стремление выявить потенциал культуры, ее внутренние резервы, отыскать возможности ее активизации. Рассматривая культуру как средство человеческой самореализации, самовыражения, можно обнаружить новые неистощимые импульсы, способные оказывать благотворное воздействие на исторический процесс, на самого человека.

В истории человечества можно выделить эпохи, когда развитие было медленным, еле ощутимым. В Древнем Китае традиции регулировали весь образ жизни. Любой поступок был ритуально обусловлен.

Время, казалось, остановилось и в Древнем Египте. Поколение за поколением вели сходную жизнь. А вот сравним с Францией XIX в.: революции следуют одна за другой, на человека обрушивается каскад перемен.

По мнению многих исследователей, в XX в. произошел разрыв социального и культурного циклов. Это, по существу, одна из исторических закономерностей нашего времени. Темпы культурных перемен стали гораздо более быстрыми. Теперь на протяжении одной жизни может чередоваться несколько культурных эпох. Человек, рожденный в яранге, способен поступить в вуз и обрести совсем иной культурный статус. Он же может вернуться в родное селение и привнести в его жизнь элементы еще не знакомой культуры.

Сместились все представления, к которым мы уже привыкли. Соседка рассказала, что в этом году мальчик не пойдет в школу, - нет денег на школьную форму и учебники.

8

Подземный переход оглушает вас звуками аккордеона. Вы замедляете шаг. Несколько месяцев назад вы видели этого музыканта на сцене филармонии.

Как известно, даже волка может поразить инфаркт, если пространство, в котором он обитает, неожиданно сузится. А что происходит с человеком, который вдруг узнает, что он не смеет показаться в другом районе, где живут люди иной национальности? Разом изменились ценности. Учитель подчас не знает, что он должен теперь рассказывать детям - времена изменились. Ученый поражен тем, что утратил общественный статус. Рабочий еще недавно перспективного предприятия неожиданно оказался безработным.

Катастрофически быстро рушится привычный уклад жизни, уходит в прошлое то, что еще недавно составляло смысл нашего бытия. Меняются ориентации, низвергаются святыни. Рвутся нити, связывавшие нас с близкими людьми... Человек остается одиноким перед надвигающейся неизвестностью.

Но только ли сегодня человечество столкнулось с подобными проблемами? Разве только в нашей стране человек вытолкнут из привычной ниши? Средневековому человеку будущее виделось как некая таинственная и темная сила. Войны, эпидемии, голод воспринимались как признаки надвигающегося конца света. Фрески храмов, изображающие эпизоды Страшного суда, заставляли трепетать сердца верующих при одной мысли о том, что ждет их по ту сторону бытия, в загробном мире.

Казалось бы, по прошествии многих веков, на пороге нового тысячелетия человечество уже не должно страшиться будущего. Вооруженные новейшей технологией люди научились прогнозировать свою жизнь на несколько десятилетий вперед. Но вот беда - прогноз безрадостен. Почти до дна исчерпаны кладовые Земли. Скоро будет совсем нечем насыщать прожорливую индустриальную цивилизацию.

Человек, создав мощнейшую технику, изменил ритм и течение своей жизни. И тут оказалось, что главнейшая беда - вовсе не дефицит сырья для производства, не разрушение экологической среды. Научная мысль пытается отвести эти катастрофы, создавая ресурсосберегающие технологии и экологически чистые производства. Беда в ином: психологические ресурсы человека не безграничны. Дело не в том, что образуется озоновая дыра или

9

иссякнет нефтяная скважина, - раньше всего может не выдержать человеческая психика.

Именно об этом еще тридцать лет назад предупреждал человечество американский публицист и философ Олвин Тоффлер. Он писал, в частности, что человечество охватывает неведомое ранее психологическое состояние, которое по своему воздействию может быть приравнено к заболеванию. Есть у этой "болезни" и свое название - "футурошок" (шок от будущего).

Он характеризуется внезапной, ошеломляющей утратой чувства реальности, умения ориентироваться в жизни - утратой, вызванной страхом перед грядущим. Еще до начала XXI в. миллионы обычных, физически здоровых и психически нормальных людей внезапно столкнутся лицом к лицу с будущим. Смогут ли они приспособиться к все более усиливающемуся давлению событий, знаний, науки, техники, различного рода информации? Не приведет ли все это к серьезным социальным и психологическим последствиям?

Однако мир не внял предостережению О. Тоффлера - мало ли чем может испугать нас современный футуролог, прогнозирующий будущее. Только отдельные здравомыслящие люди поспешили изменить стиль жизни, точнее сказать, постарались оградить его от радикальной динамики. Заговорили о том, как важно для человека ощущать прочность бытия. Между тем культурные циклы меняются один за другим, создавая лавину цивилизационных потрясений.

Причину футурошока О. Тоффлер видит только в машине: это ее скорость рождает неслыханные темпы изменений, и потому миллионы людей охвачены возрастающим чувством тревоги. Они не могут ориентироваться в окружающей жизни, теряют способность разумно управлять событиями, за чередой которых, кажется, даже уследить невозможно. Безотчетный страх, массовые неврозы, не поддающиеся разумному объяснению, необузданные акты насилия - все это, по мнению американского эксперта, лишь слабые симптомы болезни, которая в недалеком будущем ожидает всех нас.

И все же реальность российской действительности и тех стран, которые еще недавно составляли с нами единое пространство, значительно изменили экспертизу О. Тоффлера. Дело не только в машине, не только в темпах жизни, которые навязывает нам техническая цивилизация. Преображается социальное и

10

культурное бытие. Человек не просто включается в общий поток неслыханных ускорений - он, можно сказать, катапультируется, причем многократно, в иные миры.

Еще вчера выглядевший респектабельным индивид вдруг становится изгоем. Тот, кто привык к земле предков, оказывается беженцем. Православный попадает в исламское окружение. Человек, который всю жизнь взращивал в себе нравственность, неожиданно обнаруживает, что ему надлежит обитать в воровской шайке. От бомжа ждут, что он развернет в себе качества умелого коммерсанта. Жертва "раскрестьянивания" должен стать хозяином земельного участка, не имея возможности его обрабатывать: нет необходимой техники, удобрений, качественных семян и т.д. Человеку, готовому променять свои акции на спирт и пачку риса, предназначается роль совладельца капитала.

И снова зададимся вопросом: только ли нашему времени свойственно это явление? Разве в предшествующие столетия людям не приходилось сталкиваться с подобными ситуациями? Конечно, похожие явления можно проследить в любой исторической эпохе. Представьте себе состояние варвара-скифа, захваченного в плен и проданного в рабство в какой-нибудь город античной Греции или Рима. Отторгнутый от привычной с детства среды, столкнувшийся лицом к лицу с незнакомой ему культурой, этот человек наверняка должен был пережить состояние шока.

Возьмем другой пример. Вспомним известный роман Марка Твена "Принц и нищий". Безродный мальчик-бедняк по воле случая оказывается в положении наследного принца. Но вместо того, чтобы возблагодарить судьбу и наслаждаться радостями жизни, он испытывает постоянную тревогу, страх перед непривычной действительностью.

Большинство же людей, попадающих в незнакомую обстановку, либо живут надеждой на возвращение в родную страну с привычным укладом жизни, либо утешают себя мыслью о том, что в любой момент могут вновь оказаться в "своей" среде. Жертвы футурошока этой утешительной мысли лишены. В нашей стране масштабы социальных и культурных метаморфоз фантастически огромны. К тому же тот мир, куда зовут мечта и надежда, безвозвратно утрачен. Позади руины, впереди психологически непереносимые муки.

В самом деле. Оторвите человека от родной культуры и поместите в совершенно новое окружение, где ему придется

11

мгновенно реагировать на множество абсолютно новых для него представлений о времени, пространстве, труде, религии, любви, быте, и вы увидите, какая поразительная растерянность овладеет им. А если вы еще отнимете у него всякую надежду на возвращение в знакомую социальную обстановку, растерянность перерастет в депрессию. Психологи иногда ставят диагноз - психологическое оцепенение. Это жуткий симптом наших дней.

Томимые безмерной человеческой усталостью, требуют увеличения зарплаты авиадиспетчеры. На последнем пределе действует оператор ядерного щита. Безропотный чиновник превращается в маньяка, последним всплеском своей истерзанной психики пытающегося восстановить утраченное равновесие. Спускается в забой шахтер, доведенный до отчаяния бессмысленностью борьбы с ведомством...

Попробуем представить себе, в какой степени может быть дезориентирован человек, если наступит хаос, и вся иерархия ценностей станет меняться постоянно. Вообразим, что в обрисованный нами мир перенесли не одного человека, а целое общество разновозрастных людей, включая самых слабых, вовсе не умеющих адаптироваться к новым обстоятельствам. Результатом будет не просто футурошок, а нечто большее, не имеющее своего обозначения.

Происходящие вокруг нас перемены приняли характер грандиозного снежного обвала. Большинство людей совершенно не подготовлены к ним. Бабушка, которая всю жизнь копила на похороны и теперь осознала, что уйдет в мир иной без должного погребения. Жильцы кооперативного дома, откладывавшие деньги на капитальный ремонт здания и прознавшие, что этих денег не хватит даже на белила. Академик, занимавшийся проблемами атеизма, попавший теперь в православную страну. Физик, который привык презирать "лириков", но которому не видать ныне заказов на исследования... Многодетная мать, неожиданно столкнувшаяся с тем, что дотации на ее детей поступят лишь через несколько месяцев.

И дело не только в том, что мы расширили сферу перемен, сделали их масштабнее, - мы изменили их темп. На нас обрушивается лавина чрезвычайно быстро сменяющих друг друга событий, что в корне меняет наше восприятие времени. Мы "ощущаем" жизнь иначе, чем наши предшественники, и именно в этом заключается отличие современного человека.

12

Попробуем немного пофантазировать, представим себе такую ситуацию... Средневековый рыцарь увидел на турнире прекрасную даму и влюбился. Добиваясь взаимности, он пишет ей страстные послания, и гонец с величайшими ухищрениями, преодолевая массу неожиданно возникающих преград, доставляет письма своего господина в замок дамы, живущей, к тому же, на другом конце королевства. Представьте себе, сколько времени должно пройти, прежде чем она получит это послание и, тщательно все обдумав, втайне от близких ей людей напишет нежный ответ, который с еще большими предосторожностями переправит своему возлюбленному.

На этот период чувства как бы замирают. Люди способны переживать состояние, охватившее их в момент первой встречи, бесконечное число раз... Неизменной остается ситуация, в которой находятся наши герои... Медленно поступает информация, которая могла бы привести к перемене их чувств. Подобный роман может длиться годами, по сути, совсем не развиваясь. У несчастных влюбленных средневековья гораздо больше шансов умереть раньше получения известия о взаимности их любви, чем у наших современников.

Теперь, имея сотовый телефон, почту и другие средства связи, нашим влюбленным нет необходимости долго переживать волнение, охватившее их во время первого свидания, так как за ним стремительно следуют второе, третье... совершаются все новые и новые события, и часто у них просто не остается времени, чтобы разобраться в собственных чувствах.

Судьба современного человека мало чем напоминает судьбу его отца. Пропасть, разделяющая поколения, стремительно разрастается. Сегодня она разверзлась между мной и моим отцом, а завтра разделит меня и моего младшего брата. В прошлые века жизнь текла гораздо медленнее. История прекрасной дамы могла произойти как с ее прабабушкой, так и с внучкой. Размеренный ритм жизни крепко связывал поколения друг с другом, не давая прерваться "связи времен".

Ускорив темпы перемен, мы навсегда порвали с прошлым, отказались от прежнего образа мыслей, прежних чувств, прежних приемов приспособления к изменяющимся условиям жизни. Именно это ставит под сомнение способность к адаптации: выживет ли человек в новой среде? Сможет ли приспособиться к ее новым правилам?

13

Резкое ускорение темпов жизни все менее укладывается в рамки нормального человеческого существования, под его напором сотрясаются все социальные институты общества. Но наиболее губительное воздействие нарастание темпов перемен оказывает на нашу психику, нарушая внутреннее равновесие, меняя образ нашего мышления и жизни,

В итоге внешнее ускорение переходит во внутреннее. Ускорение перемен сокращает длительность жизненных ситуаций. Современному человеку за определенный отрезок времени приходится переживать гораздо больше разных жизненных ситуаций, чем людям, жившим раньше. Это оказывает разрушительное воздействие на его психику. Планируя социальные нововведения, тщательно обсуждая детали возможных общественных преобразований, необходимо учитывать симптомы указанного феномена, который достаточно хорошо описан в культурологии. Полнейшая апатия еще не означает спокойное здравомыслие, а психологическое оцепенение - верноподданническое приятие нововведений.

14



Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved