ГЛАВА 12
Политическая
формация обществ

12.1. Аграрно-политическая формация

Аграрно-политическая (деспотическая) формация является первой политической формацией человечества. Она возникает преимущественно в постпервобытных азиатских (восточных) обществах задолго до нашей эры в форме элементов: 1) деспотического государства, 2) государственной экономики, 3) превращения населения в подданных - рабов, илотов (в Спарте), крепостных. Во многих неевропейских странах возникают аграрно-политические формации, соответствующие доиндустриальному уровню развития человечества.

Становление и развитие деспотической формации хорошо показано И.М. Дьяконовым (в понятии "азиатского" способа производства), Е.Н. Стариковым (в понятии казарменного коммунизма), И. Шафаревичем (в понятии социализма как общественного явления), Л.С. Васильевым (в феномене власти-собственности) и др. Практические формации, возникшие в аграрных, доиндустриальных, традиционных обществах, лучше всего назвать деспотическими в силу того, что базисом этой формации и общества было деспотическое (авторитарное) государство.

По мнению многих исследователей, становлению элементов деспотического государства предшествовало становление государственной экономики в долинах великих рек (Нила, Тигра, Евфрата). Возникновению государственной экономики способствовали: 1) жаркий климат, плодородные почвы, благоприятные во всех отношениях для эффективного, но коллективного земледелия; 2) высокая плотность населения, способствующая его естественной (механической) кооперации; 3) родственность волевой (личной) собственности первобытного общества и деспотически-государственной (тоже волевой) собственности в становящемся политическом обществе.

Потребность в орошении толкает общество к строительству и централизованному обслуживанию громадных ирригационных сооружений. Рабочая сила вследствие ее многочисленности применяется здесь в виде "демографической производственной машины". Эта машина предполагает централизованную систему управления. Первые протогосударства и государства возникли в этих географических и демографических условиях вследствие

189

необходимости кооперации множества людей для выполнения сложных и трудоемких коллективных работ.

Вследствие вышеназванных географических и демографических факторов в обществах отсутствовали стимулы для экономии живого труда за счет совершенствования его орудий. Низкий уровень личного потребления обеспечивал на Востоке высокую норму накопления. Патриархально-общинный характер работы и жизни предполагал авторитет старших и кооперацию живого труда. Все это постепенно вело к доминированию отношений госраспределения и становлению деспотического государства.

Возникновение политической формации в России в форме царско-крепостнической и пролетарско-социалистической тоже было обусловлено: 1) противоречием между интересами выживания во враждебной природной и общественной среде; 2) недостаточными ресурсами (средствами), которыми располагает общество: суровый климат, низкое плодородие почв, отсутствие естественных преград для защиты от врагов, большая территория, низкая плотность населения; 3) монгольским игом. Как показали исследования А. Фонотова, Р. Пайпса и др., государственная (мобилизационная) формация в России (и похожих странах) возникает в условиях хронического дефицита необходимых ресурсов для своего выживания и развития.

Формированию деспотического государства способствовала авторитарная ("азиатская") сельская община - самоорганизующаяся система, выполняющая все основные функции, необходимые для жизнедеятельности людей: воспроизводство, социализацию, реализацию интересов и намерений, поддержание порядка и разрешение конфликтов, защиту от нападений со стороны других сельских общин, культурную и т.п. Сельская община и семейно-клановые группы в ней отличались неравенством: половым, возрастным, поколенческим. Неравенство оформлялось в систему рангов (статусов), во главе которых стоял лидер (патриарх, вождь). Возникала пирамида социальных статусов, которая фиксировала это неравенство. В ней формировался тип людей, слепо подчиняющихся авторитету старших и высших. Став членами надобщинных организаций, такие люди воспроизводили сельскую общину на более высоком уровне. Деспотическая (патриархальная) община представляла собой корпоративное объединение людей, связанных нормами и круговой порукой.

Вначале субъектом собственности (экономической власти) над средствами производства была патриархальная община, затем выборный вождь и, наконец, наследственный правитель. Государственная собственность (власть-собственность, по словам Л.С. Васильева) становится основой азиатских формаций.

190

С течением времени власть-собственность, - пишет Л.С. Васильев, - становится прерогативой более широкого круга лиц, принимающих участие в управлении государством. Но аппарат администрации, теперь уже олицетворяющий собой власть-собственность едва ли не в большей степени, чем прежде один правитель, символ государства1.

В рамках централизованного распределения прибавочного продукта (редистрибуции) политического общества каждый получает свою долю в строгом соответствии с занимаемой им должностью-властью-собственностью.

Постпервобытные общества характеризуются периодом бесконечных войн, ведение которых требовало сильной государственной власти. Нескончаемые войны требовали централизации экономики. Происходит усиление роли амбиций вождей в их отношении к своему народу и войнам, создание межродовых и межплеменных протогосударственных, а затем и государственных образований.

В результате войн известные постпервобытные государства представляли собой систему иерархически соподчиненных общин. По отношению к господствующей общине-племени все остальные выступали в качестве подчиненных. Страна превращается в систему деспотических общин, руководимых из единого центра. Покоренное племя-община выступает по отношению к покорителю как своеобразное орудие труда, которое можно использовать на тяжелых работах. С помощью деспотического государства снимаются противоречия между отдельными аграрно-политическими общинами, которые превращаются в семейно-клановые группы.

Возникновению деспотического государства способствуют и специфические условия. Например, в Древнем Египте этому способствовало географическое положение: населенная полоска земли была вытянута вдоль Нила и зажата между скальными обрывами. В результате сложилась цепочка земель и общин, управляемых из одного центра. Геополитические факторы способствовали возникновению централизованного госаппарата, подчинившего себе народонаселение и экономику в интересах политического класса и простонародья. При этом усилилось подавление личности в сельских общинах и государстве, возникло коллективистское сознание, характер, менталитет.

Исходной сферой аграрно-политической формации являются рабы, крепостные, холопы. В такой оценке мы можем сослаться на Маркса, который характеризовал азиатский (государственный) способ производства "поголовным рабством" в правовом, а не только экономическом смысле этого слова. Крепостными в деспотической формации были не только крестьяне, но и все остальные подданные.

191

В крепостничестве сфера личной свободы, возможности принимать собственные решения и осуществлять выбор сведены к нулю. Здесь человек - винтик разветвленной деспотической машины-государства. Он лишен собственности, прав, свободы воли, достоинства.

Крестьянство характеризуется семейным хозяйством на земле, деревенской традиционной культурой, личным общением, низким положением в формационной общности. Все это выражается в архаичной ментальности, способствовавшей формированию деспотической формации1. Прогресс человечества, с одной стороны, тормозили власть имущие, а с другой стороны, "пленники покорности", ограниченного потребления, постоянной неудовлетворенности и страха. Все это отчетливо видно на примере советского общества.

Второй составляющей исходной сферы становится государственно-аграрная экономика. Самой ранней формой налога на Востоке были платежи продуктами, полученными на общинной земле (государство Шумер, древнекитайское государство Шань-Инь, Древний Египет и др.). Далее шли ирригационные, строительные и военные повинности. Наконец, вся земля общины делилась на царские, храмовые, общинников.

На ранних этапах развития государства (еще не деспотического) урожай с царских и храмовых полей шел на общие (страховые) нужды, а строительство каналов, дамб, дорог, крепостей, храмов и т.п. воспринималось как общественно-необходимое. Этому способствовала и забота властей о питании, отдыхе и поощрении работающих танцами, угощением, ритуальными обрядами. Не случайно обряд первой борозды в Египте совершало первое лицо в государстве - фараон.

Со временем все большая часть продукта с царских и храмовых полей шла на паразитическое потребление господствующей бюрократии, на амбициозные военные нужды, не диктуемые интересами общества. Труд общинников становился принудительным, а сами они превращались в крепостных. В Египте Срединного царства (конец III - середина II тыс. до н. э.) царских людей (крепостных) загоняли в охраняемые лагеря, объединяли в трудовые отряды и

192

армии под наблюдением надсмотрщиков для выполнения царских работ. Казна обеспечивала этих крепостных пайком, орудиями, семенами и т.п. В случае побега крепостного его семья наказывалась.

Возникает государственная барщина, типичная для всех названных нами империй. В государственной экономике присваивается уже не овеществленный труд, а сам индивид-работник. Процесс разрастания государственной экономики отчетливо виден на примере Шумера: при III династии Ура царские поля занимали 62%. На этих землях были созданы громадные крепостнические латифундии площадью в несколько тысяч километров. По указанию из царской канцелярии рабочие, орудия, семена перебрасывались из одного места в другое.

Ремесленное производство было сведено во множество специализированных госмастерских, работавших по заказу государства. Царские мастерские были поставлены в привилегированные условия с точки зрения производства и распределения продукции, так что частные мастерские с ними конкурировать не могли и закрывались. Основные отрасли ремесленного производства в Уре были объединены в восемь огромных мастерских, руководимых одним человеком-министром. Работники этих мастерских тоже были крепостными, над которыми возвышался мощный аппарат надсмотрщиков, учетчиков, кладовщиков, инспекторов, плановиков и т.п. Как и в сельском хозяйстве, эти госмастерские отличались невысокой производительностью труда, но высокой смертностью работников.

Базисом до индустриально-политической формации является деспотическое государство. С одной стороны, оно выражало интересы царя, правящей элиты, бюрократии: власть, военное могущество, престижное потребление. С другой стороны - интересы крепостного населения: защита от внешних врагов, поддержание порядка, создание условий для аграрного труда и жизни. Таким образом, базисная функция деспотического государства отвечала тогдашнему уровню развития демосоциальной сферы.

Деспотическое государство включало в себя: 1) царя, фараона, императора и т.п., выступавшего наместником Бога на земле и обладавшего неограниченными правами; 2) политическую элиту, состоящую из назначаемых царем наместников, председателей судов, военоначальников и т.п.; 3) мощный разветвленный бюрократический аппарат надсмотрщиков, учетчиков, кладовщиков, инспекторов, плановиков, а также сильную армию, полицию, жандармерию; 4) материальные ресурсы (оружие, деньги, транспорт, связь, тюрьмы и т.п.); 5) деспотическое право. Деспотическое государство было своеобразной нервной системой общества, по которой распространялись приказы-импульсы от верховной власти во все концы

193

деспотического общественного организма, нацеливая его на выполнение часто амбициозных задач - строительство пирамид, создание православной империи во главе с Москвою и т.п.

Деспотическое государство являлось результатом чрезвычайной ситуации выживания племен в условиях жаркого климата, безводья, перенаселения, межплеменных конфликтов, общинной организации жизни. Превращение родовой власти в деспотическую было результатом организации людей не по родоплеменному, а по территориальному принципу. Государственная власть стала распорядителем прибавочного и необходимого продукта, созданного трудом аграрных общин. Редистрибуция (государственное перераспределение общественного продукта) - важнейшее условие, а затем функция деспотической политической власти.

На место господствовавшего ранее принципа меритократии (т.е. авторитета и престижа наиболее способных, удачливых, амбициозных) ставится принцип наследования должности правителя. Это приводит к власти глупых и безответственных вождей, а значит, и к фаворитизму и "дворцовым" переворотам. На смену старейшине и общинному совету пришел административный (назначаемый) аппарат надобщинной власти. Он уже оторван от общинных коллективов и кровнородственно (состоит из назначаемых), и территориально (живут в городском храме в поселении - столице), и профессионально (жрецы, чиновники, воины, слуги и т.п.). Эта публичная власть живет уже за счет продукта общинного простонародья, которое изымается в форме налогов, а не добровольных (ритуальных) пожертвований. Налог хранится в государственных (общих) складах и тратится на потребление аппарата, строительство храмов, дворцов, дорог, городских стен и т.п.

Деспотическое государство, ставшее политическим базисом нормальной работы, торговли, жизни входящих в нее людей, деревенских общин, регионов, нуждается в законодательном оформлении своей власти. На место многочисленных административных инструкций приходят деспотические законы. В этих законах четко прописаны способы действия и наказания в типичных ситуациях, когда не действуют сложившиеся традиции и нормы. Законы были направлены на подчинение людей, многочисленных общин - деревень, регионов воле и интересам деспотической власти.

И именно для того, чтобы разрешать многочисленные споры на всех уровнях общества, равно как и для того, чтобы все подданные большого государства и всемогущей империи безоговорочно подчинялись слову высшего своего повелителя, возник безликий закон. Но этот закон никогда не имел ничего общего с частным правом Рима или вообще с законодательством во имя граждан, что было нормой в Европе со времен античности. Закон на Востоке всегда был лишь нормативным регламентом,

194

определявшим обязанности подданных, и кодексом наказаний для тех, кто нарушал нормы регламента. На Востоке с характерной для него командно-административно-распределительной структурой, принимавшей подчас облик закона, правительственный регламент был псевдонимом всесилия деспотической власти государства1.

В аграрно-политических обществах возникает антагонистическое противоречие между интересами государства и интересами хозяйствующих субъектов, общин и граждан, возможности которых недостаточны для одновременного удовлетворения и своих потребностей, и интересов государства. Государство в соответствии с поставленными национальными интересами экспроприирует значительную часть средств хозяйствующих субъектов на армию, военную промышленность и т.п. Отсюда массированное применение средств насилия по отношению к своему населению.

Вырастая из общества, для выполнения функций, с которыми не справляется отдельная община, политическое государство постепенно подминает под себя общество и вместо средства становится самоцелью. Это значит, что интересы государства (царя, политической элиты, бюрократии), состоящие в сохранении и расширении их власти, внешней экспансии, подчинении трудящихся, становятся главными. Власть правителя постепенно рождает у него и подданных представление о его верховной (государственной) собственности, где последняя как форма (экономическая) власти выступает лишь разновидностью политической власти. В политическом обществе государство постепенно становится всем, обретает свободу, а люди, общины, регионы превращаются в бесправных винтиков этого Левиафана. Под влиянием деспотического государства возникают деспотические общины, которые Е.Н. Стариков называет казарменными квазиобщинами.

Рис. 12.1. Структура аграрно-политической формации
Рис. 12.1. Структура аграрно-политической формации

195

Вспомогательную сферу аграрно-политической формации составляла, прежде всего, церковь, которая выступала как бы в роли независимого арбитра и апологета существующего деспотического режима, освящая его именем Бога. Она, с одной стороны, примиряла крепостных с существующей формацией общества, а с другой - полностью поддерживала деспотическое государство, если оно поддерживало церковь. Противоречия между церковной и государственной властью, описанные Прустом в "Фараоне", чрезвычайно опасны для дальнейшего существования аграрно-политической формации.

Жрецы ориентировали людей не на улучшение качества их жизни, а на ее религиозный смысл, который выражался в религиозных системах, находивших отклик в простых людях. С помощью государства жрецы превращали религию в господствующую и направляли усилия подданных на подготовку к загробной жизни, по отношению к которой земная жизнь считалась временной и несущественной. Не случайно

...в первых из известных истории шумерских протогосударственных образованиях главы протогосударств (городов-государств типа Ура, Урука, Лагаша, Киша, Уммы и т.п.) были одновременно и правителями, и первосвященниками, т.е. сосредотачивали в своих руках всю имевшуюся в то время власть - земную и небесную1.

Перед нами важный признак теократической формации общества.

Постепенно возникала сложная формационно-деспотическая иерархия сословий, различающихся своими ролями в общественном разделении труда, политическими и юридическими правами и обязанностями (т.е. статусом). На ее вершине находился деспот-самодержец (фараон, инка, царь), перед властью которого все равны в своем рабстве.

Все, чем жил народ, его потребности - политические, нравственные, семейные, экономические, правовые - все подлежало ведению верховной власти... Царь есть направитель всей исторической жизни нации, - так Л.А. Тихомиров объясняет Ключевскому неопределенность царских полномочий в России2.

Представитель любого сословия может быть перемещен вверх или вниз по воле деспота, что делает формационную общность деспотического общества эгалитарной: по отношению к произволу деспота все юридически равны. Это хорошо нам известно из отечественной истории (Иван Грозный, Петр I, Сталин).

196

Далее идут чиновники (бюрократы), которым передается какая-то часть власти и обязанностей: высшие, средние, низшие. Высшие чиновники образуют политическую элиту деспотической формации, участвуя в обсуждении, подготовке и принятии важнейших решений. Все чиновники образуют многоступенчатую пирамиду, различаясь по многочисленным специальностям: налоговым, военным, религиозным, ремесленным, водным и т.п. Их обязанность - исполнять указы деспота и осуществлять редистрибуцию (изъятие, концентрацию и распределение) общественного продукта. И наконец, в самом низу сословной лестницы находится простонародье (крестьяне, ремесленники, солдаты), создающее прибавочный продукт. Оно имеет преимущественно обязанности.

Эта формационно-деспотическая общность была по сути и организацией, так как объединялась воедино: 1) взаимной дополнительностью ролей и статусов, входящих в нее социально-политических слоев; 2) деспотической властью верховного правителя; 3) общей религиозной ментальностью, мировоззрением, мотивацией своей жизни; 4) социальной мобильностью, позволяющей привлекать в высшие сословия способных представителей низших сословий, а в низшие сословия низвергать неугодных и неспособных выполнять свои функции. Формационно-деспотическая "общность" была объединена религиозностью, церковью (жречеством), которая ревностно следила за религиозной ментальностью, мировоззрением, мотивацией труда и жизнью входящих в формационную общность людей. Религиозность цементировала изнутри, в дополнение к деспотической власти извне, формационно-деспотическую общность людей, деревень, институтов. В этой связи деспотические формации общества можно назвать технократическими.

За формационной иерархией деспотического общества был постоянный контроль. Так, в Древнем Египте проходили периодические смотры чиновников общегосударственного, регионального, городского и т.п. уровней, по результатам которого производилось назначение на должность. Принудительному распределению по профессиям и разрядам-должностям подлежало все население Древнего Египта: жрецы, чиновники, ремесленники, калеки и т.п. Изменить социально-политический статус человека мог только фараон.

В этих странах главной в жизнедеятельности людей стала фундаментальная потребность подчинения жизни какой-то трансцендентной цели, имеющей оправдание вне самой жизни. Эта утопическая потребность и легла в основу возникновения, постоянного развиться и совершенствования политических формаций. По сути, она отражала интересы политического класса и его лидера.

Для обществ с политической формацией типично экстенсивное развитие, простое количественное увеличение общин, населения,

197

чиновников в результате завоеваний или добровольной колонизации соседей. Осуществляется простое распространение более передового общественного строя на присоединенные части, как это было с присоединением Сибири к России. Появление элементов экономической формации (торговли, денег, рынка и т.п.) в этих обществах обусловлено, в частности, увеличением размеров этих обществ-государств и потерей ими управляемости. Но элементы экономической формации находятся под полным контролем административно-командной системы, частный собственник и свободный рынок товаров и услуг в деспотическом обществе невозможен. Функционирование элементов экономической формации приводит к значительному усложнению госаппарата и права, призванных контролировать ее деятельность.

С точки зрения выживаемости народа, а не индивида деспотическая формация-страна - наилучшая форма выживаемости людей в экстремальных ситуациях. Именно личная, а не вещная форма социальности в таких случаях оказывается более существенной, в частности способность политических общинников к самопожертвованию, что невозможно для экономических индивидуалистов. Последнее со всей очевидностью демонстрирует сейчас капиталистическое общество массового потребления. Таким образом, деспотическая формация отвечает фундаментальным потребностям и интересам народа на определенном этапе его развития, обеспечивая его выживание.

Деспотические формации распадаются (разрушаются) в результате коррупции чиновничества, оглупления и коррупции правящей элиты, ухудшения экономического положения населения и страны, массовых восстаний, войн. В случае успеха восставших общество развивается вперед в направлении ликвидации прежней коррупции, уменьшения степени эксплуатации и угнетения или изменения их характера. Это находит выражение в новой идеологии, маскирующей новую форму деспотизма. Например, при социализме в СССР эксплуатация и угнетение в сфере экономических и политических прав были компенсированы развитием образования и социальной мобильностью. После социальной революции общество, оставаясь по типу прежним, как это было в Советской России, внешне меняется, выходя на новый виток политической формации.

Важная особенность развития политических формаций - их оживление в результате внешней опасности для данного общества и разрухи вследствие непродуманных реформ. В этих условиях начинает формироваться новая политическая элита. Она выдвигает лозунг национального возрождения, сильного государства, национального сплочения. Происходит оживление идеологических, политических, ментальных архетипов и мифов, формируется новая формационная

198

общность, которая возрождает элементы новой политической формации на всех уровнях, и формация вновь "собирается" на новой демосоциальной, экономической, политической и идеологической основе. Так случилось и в России после октябрьского переворота 1917г.

199


1 Васильев Л.С. Указ. соч. С. 143-144.
1 "Иногда, - писал Б.Ф. Поршнев, - признаком рабской психологии является страх, трепет перед вышестоящим. Но правильнее положение, что еще глубже лежит "добровольное рабство", как выразился французский писатель XVI в. Ла Боэски, т.е. покорность, воспринимаемая как нечто совершенно естественное, следовательно, неощущаемое. Вот каков был исходный пункт всемирно-исторического прогресса как процесса раскрепощения человека. Он царил колоссально долго" (Поршнев Б.Ф. Феодализм и народные массы. - М., 1964. - С. 218).
1 Васильев Л. С. Генеральные очертания исторического процесса //Философия и общество. - 1997. - № 2. - С. 95.
1 Стариков Е.Н. Общество-казарма от фараонов до наших дней. - Новосибирск: Сибирский хронограф, 1966. - С. 128.
2 См.:Солоневич И. Народная монархия. - Минск: Лучи Софии, 1998. - С. 415.


Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved