Введение

Российское общество демонстрирует устойчивый интерес к США и их опыту, особенно политическому. Соперничающие российские партии и фракции, несмотря на все разногласия, то и дело апеллируют к американским политическим моделям (разделение властей, федерализм, взаимоотношения партий, импичмент и др.) как к образцам, с которыми надлежит сверять политическую практику новой России. Но вот трактовки этих моделей оказываются самыми противоречивыми. Крайне противоречиво - от восторженно апологетического до резко негативного - отношение к американской модели разных слоев российского общества. Политический опыт США оброс в современной России всевозможными мифами и идеологемами.

Разнообразные оценки политического опыта США характерны и для профессиональной американистики, как отечественной, так и зарубежной.

В отечественной литературе советского периода получили развитие два подхода. Первый, ортодоксальный, заключался в том, что политическая система США и ее институты на всех этапах воплощали волю господствующего капиталистического класса и обслуживали его интересы. Второй, неортодоксальный, набиравший в 60-80-х гг. все большую силу среди исследователей, состоял в признании относительной самостоятельности политических институтов и политической власти, их способности регулировать конфликты между различными социальными классами и группами. Это обеспечивало политической системе стабильность и характеризовало ее как буржуазно-демократическую. Работы представителей второго направления (А.А. Мишин, Н.В. Сивачев, Е.Ф. Язьков, А.С. Маныкин, В.О. Печатное, А.Ю. Мельвиль, Э.Я. Баталов и др.), на мой взгляд, сохраняют научное значение, но в свете возможностей и требований новейшего обществознания политический опыт США заслуживает дальнейшего всестороннего изучения, осмысления и обобщения. Это особенно актуально в связи с тем, что на современном этапе профессиональная американистика, на мой взгляд, не смогла дать полнокровный научный ответ на вызов новых идеологических мифов, а подчас даже оказывалась в их плену.

В самих США, в первую очередь среди профессиональных исследователей, оформились четыре основные точки зрения на характер американской политической власти в прошлом и настоящем. Первая, совпадающая с национальной идеологической доктриной, утверждает, что США являются образцовой демократией. Главными признаками американской демократии признаются народный суверенитет, приравниваемый к народовластию, автономия гражданского общества и личности, политический плюрализм и разделение властей, федерализм.

Вторая, противоположная точка зрения, принадлежащая леволиберальным-

3

и леворадикальным авторам, утверждает, что американское политическое управление является элитарно-олигархическим. Ее выразители доказывают, что реальная власть в США принадлежит узкому правящему классу, или элите. Наличие демократических выборов и политического плюрализма сути дела не меняет, поскольку только часть правящего класса получает мандат на отправление политической власти от народа, а кроме того, даже эта часть элиты отнюдь не следует воле народа.

Между этими двумя крайними точками зрения расположились две промежуточные. Одна из них определяет американское управление как систему политического плюрализма, или полиархии, если воспользоваться определением ее наиболее известного выразителя Р. Даля. Согласно этой точке зрения, в Америке соперничает множество социальных и политических групп и интересов, взаимоотношение и сложение которых рождает реальную политическую власть. Другая точка зрения исходит из наличия в США системы демократического элитизма, который и в теоретическом, и в практическом плане состоит из двух частей. Первая часть - демократический механизм формирования политической власти, оказывающий на нее реальное влияние. Вторая часть - отправление самой политической власти элитой.

В современном американском обществоведении редко встретишь абсурдную концепцию, не поддающуюся эмпирическому подтверждению. Так, каждая из названных выше точек зрения опирается на богатую фактуру и подтверждается разнообразными аргументами. Но ни одну из них нельзя назвать абсолютно и единственно верной уже по той причине, что в разные периоды американской истории соотношение демократического, олигархического, элитарного и плюралистического компонентов в политическом управлении было различным. Важно также подчеркнуть, что столь разноречивые факторы, как элита, демократия, плюрализм, оказывали реальное воздействие на американскую политику на всех исторических этапах, поэтому определение политической системы США даже на одном из этапов как чисто "демократической", "элитарной" или "плюралистической" вступило бы в противоречие с действительностью. На тех или иных этапах элита, демократия и плюрализм не исключали, а в разной степени ограничивали и дополняли друг друга. Раскрытие характера и соотношения этих реальных факторов на протяжении четырехвековой истории США составляет важнейший замысел данной книги.

В методологическом отношении я стремился опереться на междисциплинарный подход, объединяя в первую очередь подходы политической истории, политологии, а также теории и истории государства и права. При этом я исходил из того, что каждой из этих дисциплин присущи как свои достоинства, так и односторонность.

Политическая история традиционно сосредоточивалась на изучении

4

политических событий, личностей, причинно-следственных связей. Стремление к накоплению максимального количества фактов, раскрытию содержания политических перемен, как и изучение роли политических лидеров, партий, движений, классов, относится к ее сильным сторонам. В то же время традиционной политической истории недостает интереса к изучению политических систем и их функций, политических режимов, политической культуры и ее взаимодействия с политической идеологией и политическим поведением элит и масс, политического процесса как объекта "приложения сил" различных институтов и групп.

Зато эти явления находятся в центре внимания политологии, дисциплины, выдвинувшейся на одну из первых позиций в странах Запада во второй половине XX века, а в последние годы ставшей укореняться и у нас. Конкурируя с политической историей, политология существенно расширила возможности постижения сущностных характеристик политического опыта. Но этой дисциплине, которая, обращаясь к прошлому, предстает в качестве исторической политологии, присущи свои недостатки. Лежащий в основе политологии структурно-функциональный анализ ориентирует на изучение константных политических феноменов, иначе говоря, какие функции и каким образом выполняют те или иные политические институты и структуры в тот или иной временной момент. Что же касается политических изменений, особенно имевших место в прошлом, а также политической конкретики, не укладывающейся в структурно-функциональные взаимосвязи, то они зачастую трактуются как не заслуживающая внимания "событийная история".

Кроме того, политология, в том числе и историческая политология, в силу сложившейся среди современных социальных наук весьма жесткой специализации, не проявляет специального интереса к экономическому, социальному, общественно-историческому контексту политических структур и политических процессов, что подчас приводит ее к заключениям, вызывающим недоумение среди историков.

Яркий тому пример - изучение американской исторической политологией дифференциации электората США в десятилетия перед Гражданской войной 1860-х гг. Обратившись к этому периоду, представители исторической политологии пришли к выводу, что в основе размежевания американского электората лежали этнорелигиозные мотивы (англо-саксы и протестанты поддерживали Республиканскую партию, а ирландцы, немцы, другие иммигрантские группы, так же как и католики, - Демократическую партию), а проблема рабства избирателей вообще не волновала. Если следовать подобному умозаключению относительно партийно-политических размежеваний 1840 - 1850-х гг., тогда возникновение Гражданской войны становится совершенно необъяснимым. Она предстает неким "чертом из табакерки". Многие американские историки,

5

возмушенные выводами политологов, преподнесенными как последнее слово науки, предложили попросту игнорировать их. Такой подход представляется мне крайностью. Политологический подход к политической истории, на мой взгляд, совершенно необходим, но при этом важно учитывать заключенную в нем - в случае догматического использования - опасность антиисторизма.

Другая обществоведческая дисциплина - теория и история государства и права - при изучении политического опыта сосредоточивается по преимуществу на организации и взаимоотношении разных ветвей государства. Должного интереса к функционированию государственного механизма в рамках политической системы, его взаимоотношениям с разнообразными социальными группами, политическими институтами и процессами, политической культурой и идеологией не уделялось. Правда, во второй половине XX в. в этой дисциплине получило развитие политологическое направление, которое нацелено на преодоление указанных недостатков. Но задача синтеза подходов этой и других дисциплин, исследующих самостоятельно разные аспекты политического опыта, остается актуальной.

Обращаясь к изучению четырехвекового американского политического опыта, я ставил перед собой ряд задач, среди которых выделю главные.

Первая заключается в выявлении качественно различных этапов политической истории США, раскрытии в ней преемственности и обновления. При этом среди тысяч политических событий, реформ, законов я стремился выявить и осмыслить те, которые в политическом опыте США имели определяющее значение, но которые в распространенных описательно-хронологических исследованиях зачастую растворяются в массе менее значимых, а то и второстепенных событий.

Вторая задача состоит в раскрытии роли политических институтов - государства и его трех ветвей, политических партий и партийно-политической системы, равно как государственно-правовых норм, конституции, политической культуры и идеологии, в формировании и обновлении политического процесса и политического режима на разных исторических этапах.

Третья задача - выявление и осмысление политической роли социальных групп, элит, лидеров на разных исторических этапах. Из этой задачи, как, впрочем, и из предыдущих, вытекает вопрос, который являлся для меня путеводным: как организовывалась и организуется и как и между кем распределялась и распределяется политическая власть в США?

Наконец, четвертая задача - это критический анализ основных исторических и политических концепций американского опыта, их соотношение с исторической практикой и собственными выводами автора.

6



Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved