10.3. Модели революций

Термины "кризис" и "революция" в настоящее время широко используются при описании процессов развития науки и техники,

198

культуры и образования, экономики и менеджмента. В одних областях кризис считается необходимым этапом развития, в других его стремятся избегать. Отсутствует единство также в оценках хода и результатов революций в социально-политической сфере.

П. Сорокин проанализировал 1622 социальных кризиса и революции с 600 г. до н.э. по 1925 г. и вывел закон поляризации. Во времена революционных изменений почти в каждой области социокультурной жизни имеет место как конструктивный, так и деструктивный эффект. Причем если революция приходится на период подъема, то доминирует конструктив, а если на период упадка, то доминируют деструктивные эффекты.

Сторонники революционных преобразований считают, что источником всех негативных явлений, связанных с революцией, являются происки реакции. Сорокин же утверждает, что каждый революционный период неизменно распадается на две стадии: 1) собственно революционные события; 2) стадия реакции или обуздания, неразрывно связанная с первой.

Когда реакция сходит на нет, можно говорить о завершении революции. На первой стадии революционные события приводят общество в состояние хаоса, но угроза голода, нужды, эпидемий заставляет даже самых отчаянных прекращать революционный дебош. Лозунги свободы сменяются требованиями порядка, нередко диктаторского. Начинается вторая стадия революции, во время которой не только происходит реставрация многих дореволюционных институтов, но и закрепляются эволюционно полезные завоевания революции [15].

В 60-е годы был опубликован ряд работ, исследовавших революционные ситуации с помощью концепции депривации - неравенства доступа к социальным благам. Оценка депривации обычно делается людьми на основе сравнения своих социальных условий с социальными условиями других индивидов или групп.

Теория растущих ожиданий (относительной депривации) утверждает, что стихийный взрыв возможен тогда, когда длительный экономический рост или рост уровня демократии резко сменяется спадом. Состояние обманутых ожиданий вызывает фрустрацию (стресс), которая обуславливает рост агрессивности. Можно сказать, что когнитивный дисбаланс - осознаваемый разрыв между ожиданиями и возможностями их удовлетворения, создает психологическую напряженность, приводящую при определенных условиях к социальному взрыву [6].

Одной из первый моделей, объясняющей революционный взрыв ростом ожиданий, была модель Дж. Дэвиса. По мнению

199

Рис. 10.4. Прогноз революционного потенциала
Рис. 10.4. Прогноз революционного потенциала

Дэвиса, сами по себе плохие условия и даже ухудшение условий, как правило, не приводят к восстанию. Он предложил так называемую модель "кривой J" (рис. 10.4) для прогнозирования вероятности восстания.

Сплошная линия на рис. 10.4 показывает реальное изменение экономических условий S, а штриховая - динамику ожиданий Р. Если в период экономического роста начинается неожиданный спад и различие между ожиданиями и реальными условиями достигает

критической величины, происходит социальный взрыв. Причем революция может произойти в течение короткого промежутка времени - не более двух лет. По истечении этого срока люди склонны смириться с ситуацией [19].

Из модели Дэвиса ясно, почему радикальные реформаторы стараются на первых, шоковых этапах реформ сделать жизненный уровень большинства населения как можно более низким. Чем ниже стартовый уровень жизни, тем меньше вероятность его резкого падения на последующих этапах. Даже при наступлении небольшого спада воспоминания об ужасных условиях недавнего прошлого парализуют массовые акции протеста.

Понятно, что однофакторная модель не может адекватно объяснить решения, принимаемые индивидом. В более развернутых психологических моделях восстания учитываются влияния страха, разочарования, желания перемен, негативного прошлого и надежды на успех.

Недостатком психологических моделей является чрезмерное акцентирование индивидуального уровня. Такие модели не объясняют, почему объединяются разрозненные индивиды, как происходит политическая мобилизация.

В 70-80-е годы значительное внимание уделялось теориям, изучающим революционные процессы на уровне социальных систем. При макроуровневом анализе рассматривались такие факторы, как кризис легитимности власти, наличие революционной идеологии, роль иностранных государств и др.

200

В последние годы предпринимались попытки синтезировать микро- и макроуровневый подходы. Так, Коульман построил модель революции, содержащую 18 факторов [18]. Значительно более изящную модель предложила Теда Скокпол (рис. 10.5).

Представленная на рисунке модель показывает, что вероятность революции в странах третьего мира определяется взаимодействием трех ключевых факторов:

  • С - степени вовлеченности в систему управления социально мобилизованных групп;
  • Р - степени проницаемости страны (наличие труднодоступных территорий, отсутствие развитой транспортной сети);
  • В - степени бюрократизации госадминистрации и армии.

Интересно, что показанное на рисунке направление роста бюрократизации ведет к снижению вероятности революции для стран с диктаторским режимом и колоний. Для стран с авторитарным режимом и неявно управляемых колоний направление этой оси меняется - рост бюрократизации повышает вероятность революционных событий [21].

Большое число моделей революции построено на базе марксистского подхода. Так, Дж. Тернер смог в сжатой табличной форме представить взаимодействие основных факторов, вызывающих революционный

Рис.10.5. Модель революций в странах третьего мира
Рис.10.5. Модель революций в странах третьего мира

201

взрыв. Значительно удобнее таблицу Тернера [16] визуализировать в форме причинно-следственной диаграммы. Анализ диаграммы позволяет быстро заметить ее главный недостаток - отсутствие петли положительной обратной связи, без которой невозможно раскручивание "маховика" революции. Уточненная модель представлена на рис. 10.6.

В марксистской модели кризиса эта петля может выглядеть следующим образом: подрыв доверия к власти стимулирует рост требований и ожиданий, растет готовность к насильственным действиям, что ведет к усилению кризиса легитимности власти. Усиление

Рис. 10.6. Марксистская модель революции
Рис. 10.6. Марксистская модель революции

202

кризиса легитимности заставляет власть предпринимать попытки сбить растущую волну требований и применять репрессии. Последнее еще больше подрывает доверие к власти и т.д. [20].

Приведенные примеры показывают, что анализ кризисных ситуаций вызывает значительный интерес у политологов и социологов, однако в имеющемся концептуальном аппарате нет средств для анализа нелинейных, быстротекущих, катастрофических процессов. Новые подходы, базирующиеся на идеях современного естествознания, будут рассмотрены в следующей главе.

Задачи и упражнения

  1. Возможно ли разрешение социального кризиса без вмешательства власти?
  2. Как обосновывают свои действия группы, стремящиеся к углублению кризиса?
  3. Какие первоочередные задачи должна решать программа выхода из кризиса?
  4. Сформулируйте определение системного кризиса общества.
  5. Какие факторы могут быть основными причинами кризисов в ближайшем будущем: экономические, экологические, демографические или иные?
  6. Могут ли глубокие реформы помочь избежать кризиса?
  7. Примените модель Дэвиса для анализа причин Февральской революции в России.
  8. Возможен ли экспорт революции?
  9. Что предпочтет большинство граждан - затяжной социальный кризис или революционный взрыв?
  10. Возможна ли революция в демократической стране?

Литература

  1. Арнольд В.И. Теория катастроф. М., 1990.
  2. Бенвенисте Г. Овладение политикой планирования. М.: Прогресс, 1994.
  3. Бруно М. Глубокие кризисы и реформа // Вопросы экономики. 1997. № 2. С. 4-29.
  4. Венда В.Ф. Системы гибридного интеллекта. М., 1990.
  5. Гаврилец Ю.Н. Социально-экономическое планирование. М., 1974.
  6. Здравомыслова Е.А. Парадигмы западной социологии общественных движений. СПб.: Наука, 1993.
  7. Клаус В. Чешский путь трансформации экономики // Проблемы теории и практики управления. 1994. № 6. С. 6-10.
  8. Кузьмин С.А. Социальные системы: опыт структурного анализа. М.: Наука, 1996.

203

  1. Лексин В.Н., Швецов А.Н. Реформационные процессы в жизни общества: условия успешной организации и причины неудач // Системные исследования. Ежегодник, 1995-1996. М., 1996. С. 7-40.
  2. Липсет С.М. и др. Сравнительный анализ социальных условий, необходимых для становления демократии // Международный журнал социальных наук. 1993. № 3. С. 5-34.
  3. Наумова Н.Ф. Социальная политика в условиях запаздывающей модернизации // Социологический журнал. 1994. № 1. С. 6-21.
  4. Переходы и катастрофы. М.: МГУ, 1994.
  5. Плотинский Ю.М. Анализ риска социальных реформ // На пути к постиндустриальной цивилизации. Материалы II Международной кондратьевской конференции. М., 1996. С. 228-237.
  6. Сабуров Е.Ф. Реформы в России: первый этап. М., 1997.
  7. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.
  8. Тернер Дж. Структура социологической теории. М., 1985.
  9. Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. М., 1993.
  10. Coleman J. Foundations of social theory. Cambridge: Harvard Univ. Press, 1990.
  11. Davis J. The "J-curve" of rising and decling satisfaction as a cause of some great revolutions and contained rebellion // Violens in America / Ed. J.Davis, T.Gurr. N.Y., 1969.
  12. Held P. Models of democracy. Oxford: Polity Press, 1937.
  13. Skocpol T. Social revolution in the modern world. N.Y.: Cambridge Univ. Press, 1994.

204



Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved