2.4. Истоки
духовности.
Духовность как
выражение
человечности

Истоки духовности

Итак, у нас есть все основания, чтобы в качестве ведущей действующей силы становления человечности рассматривать духовность. Обращаясь к источникам ее возникновения, следует отметить и развитие мозга, и развитие интеллекта, и формирование сознания, и целый ряд других факторов.

Но центральным, главным источником духовности является осознание себя и своих отношений с другими людьми, а уже через это (и посредством этого) - осознание добра и зла, осознание своей выгоды и отказ от нее во имя блага другого. В свою очередь, естественной основой сознательных актов такого рода является природный механизм осознания человеком самого себя.

Как же возник этот механизм, выделивший человека из животного мира и способствовавший превращению его в обладающую самосознанием личность?

Думается, онтологической предпосылкой здесь выступала (а в известной мере и продолжает выступать) биологическая мотивация. Побуждая человека к поиску и присвоению необходимых ему веществ природы, она вызывала вполне определенные, повторяющиеся действия и связанные с ними переживания.

84

Циклическая актуализация потребности переживается индивидом как неприятное чувство, а ее удовлетворение сопровождается положительными эмоциями. Можно сказать, что природой через механизм переживаний заложен механизм отражения субъектом самого себя. Другим механизмом отражения благополучия или неблагополучия является механизм боли. Наконец, чтобы действовать целенаправленно, человек должен отражать свои действия по принципу обратной связи, т.е. через механизм самоощущений. Вот эти три механизма отражения субъектом самого себя и сформированы самой природой.

Появлению речи должно было предшествовать изменение строения гортани. Точнее будет сказать, что появление речи шло параллельно с изменением строения гортани. Нужны были долговременные попытки что-то передать члену малой группы, чтобы такие изменения произошли. А значит, первобытному человеку было что передавать: жизненно важную информацию. Но для того чтобы передавать информацию, надо отражать ситуацию в значении для себя и для других. Назовем это первосигнальным сознанием. В отражении внешнего мира первоначально порождается информация. Но она еще не значима для субъекта. Перевод информации в значимую (личностно значимую) характеризует ее преобразование в знание. Именно первобытный человек и воспринимал знание как значимое, и стремился передать, осознав его. Таким представляется процесс осознания предметного мира в его значимости для первобытного человека, который предшествовал его кодированию через слово.

Вначале человек должен был осознать свое отношение к природе. И знания, получаемые в ходе этого процесса, передать другим, использовать в совместной жизнедеятельности. Чтобы передавать, надо иметь, что передавать; чтобы иметь, что передавать, надо осознать свои отношения с миром.

Проблема осознания и вербализации жизненно важной информации и сегодня, на современном уровне развития человека, является весьма существенной. Не все, что человек осознает как жизненно важное, он может передать другому. Например, почти вся информация, которой он руководствуется при построении своих

85

движений, не передается другому напрямую. Это - главная трудность при обучении в спорте и в трудовой деятельности. К тому же и самим субъектом не осознается вся информация, используемая при построении движения (Н.А. Бернштейн). То же можно сказать и об информационной основе деятельности в целом. Например, инструктор по сварке не может точно описать все наглядные признаки сварочной дуги, не поддаются описанию различного рода сериационные признаки.

Приведенные примеры показывают, что первобытный человек мог осознавать себя и свои действия, не прибегая к словесным описаниям, не используя понятий, т.е. не прибегая к абстрагированию. Человек осознавал себя и свои действия в их самости, как явления жизни, онтологично. Это мы и называем первосигнальным сознанием. (Заметим, что именно с онтологичностью индивидуального сознания связано понимание учебного материала.)

Столь же архаичны и переживания отношений с другими членами социальной группы, они не связаны с понятийным мышлением. Обратимся к более известному примеру. Опыты, проводимые с крысами, показывают, что крыса перестает нажимать на рычаг, дающий пищу, если она видит поведение другой крысы, которую этим же движением рычага наказывают электрическим током. Понятно, что в этой ситуации ни о каком сознании не может быть речи. Но крыса отражает свои действия и их последствия для себя и других. На человеческом языке она строит свое поведение в "пространстве добра и зла", отказывается от пищи, чтобы не принести вреда другой особи. Возможно, это поведение связано каким-то образом с инстинктивным поведением, но ситуация опыта явно искусственная и напрямую в инстинкт не заложена. Анализ группового поведения обезьян и иерархических отношений отдельных особей показывает, что и здесь присутствует осознание своего отношения к другим, а следовательно, и индивидуальное восприятие других членов группы и отношений в группе.

Природа, пойдя по пути развития интеллекта человека, перехода от инстинктивных форм поведения к интеллектуальному научению, сформировала механизмы самоосознания человеком себя и

86

окружающего мира. Это являлось составной частью развития интеллектуальных форм поведения, одним из условий эффективного научения и обучения. Критической точкой становления интеллекта стало осознание человеком своих отношений с другими людьми в плане извлечения пользы для себя за счет других. На свет появились добро и зло в человеческом понимании. С этого периода человек стал развиваться не только как биологический, но и как социальный вид, к его биологическим характеристикам добавилась человечность как осознанная борьба двух начал: добра и зла.

С учетом того, что человек развивался в закрытой группе (племени, роде) человечность прежде всего распространялась на члена закрытого общества. В отношении к окружающему миру, в том числе и к членам других закрытых сообществ, человек вел себя агрессивно. Человечность формировалась как одновременное проявление добра и зла в одном человеке по отношению к разным субъектам, принадлежащим к различным закрытым сообществам.

Важно подчеркнуть, что человечность как качество субъекта сформировалась в результате объективного развития человека как биологического вида в борьбе за выживание, в процессе развития того биологического вида предчеловека, который эволюционировал в современный вид homo sapiens. В этот период осознания себя и своих отношений с другими членами группы произошел качественный скачок: человек от биологического существования перешел к нравственному. Скачок стал результатом системных изменений: инстинктивное поведение сменилось интеллектуальным; на смену инстинкту пришли психические функции; в инстинктивном поведении произошел разрыв между мотивирующей составляющей и поисковым поведением; на базе основных биологических мотиваций, составляющих динамическую основу инстинкта, развивалась система надстроенных мотиваций; поисковое поведение стало строится на широкой информационной основе, поставляемой развитыми психическими функциями; организации эффективного поведения способствовало осознание субъектом себя и своих отношений с миром. Все эти процессы и изменения проходили в тесной взаимосвязи друг с другом, определяя отношения целостного субъекта.

87

Обозначенным изменениям соответствуют свои биологические механизмы, направленные на удовлетворение потребностей субъекта за счет внешнего предметного мира - растительного и животного.

Осознание своих отношений с членами малой группы и возможности удовлетворения своих потребностей за счет их интересов (только вследствие перечисленных выше изменений) привело к качественному сдвигу. Появилось добро и зло как основные характеристики человечности. Человек стал понимать, пользу или вред наносят его действия другим членам группы и всему сообществу; он стал осознанно совершать такие действия или воздерживаться от них.

Осознание своих отношений с другими членами сообщества часто выступало как осознание этих же отношений, вначале проявляющихся в виде инстинктивных форм поведения. Этологи, например, описывают различные формы отношений в группе обезьян. Эти отношения выстраиваются на биологическом уровне регуляции. Можно предположить, что и в группах человекообразных обезьян, предшествующих человеку прямоходящему, и в группах первобытного человека прямоходящего (homo erectus) существовали иерархические отношения. Заметим, проточеловек этого вида не обладал речью, но уже мог общаться с помощью комбинации звуков. Он уже был в состоянии осознать свои отношения с другими членами группы. Важно подчеркнуть, что эти отношения уже существовали ранее, независимо от их осознания. И пройдет еще много времени, прежде чем осознание своих отношений с другими членами группы превратится в осознание возможности использовать других членов группы в своих интересах. Согласно некоторым данным это произошло в период от неандертальцев (250-40 тыс. лет до н.э.) до кроманьонцев (40-10 тыс. лет до н.э.). Как уже отмечалось, человек предстает на исторической арене как человек плотский, едва отличающийся от животного. Его поведение определяется инстинктами, включающими в себя побуждение, требующее удовлетворения, и поисковую активность.

От животного состояния человек унаследовал инстинкты сохранения вида и индивида при доминировании первого. Индивид "интересует"

88

природу в аспекте сохранения вида, но вид сохраняется только через индивида. Поэтому природа наделяет индивида необходимыми субинстинктами и мотивациями.

Базовые инстинкты формируются природой таким образом, чтобы обеспечить доминирование интересов вида. Инстинкт животного, выражаясь человеческим языком, "морален". Инстинкт первобытного человека с этой точки зрения тоже "морален". Он морален по природе: поисковое поведение и его реализация, связанная с актуальной потребностью, в большинстве случаев строится таким образом, чтобы удовлетворение побуждения индивида не наносило вреда виду. Можно сказать иначе: природа обходится без морали, пока действует первобытный инстинкт.

Развитие головного мозга, психических функций приводит к тому, что в инстинкте перестраивается исполнительная часть. Сохраняя основные виды инстинктивной мотивации, человек начинает строить адаптивные формы поведения. Поведение человека при сохранении инстинктивных форм мотивации начинает носить интеллектуальный характер.

Появление интеллектуальных форм поведения разрывает две составные части инстинкта: побуждение (мотивация) и действие. Именно поисковая часть поведения и завершающий акт первыми претерпевают изменения. Появляется возможность формирования форм поведения с доминированием интересов индивида над интересами вида. Как было показано ранее, на этом этапе, в целях сохранения вида, появляется мораль, закрепленная в табу, обычае и традиции. Характерной чертой морали является ее онтологичность, закрепленность в жизни человеческого сообщества. Носителем морали является первобытная группа, род, племя. Обычай и традиция сдерживают многообразие форм поведения индивида, регулируют это многообразие, позволяя виду (равно как и иному сообществу: группе, роду, племени и др.) строить адаптивные формы поведения.

Не менее интересная картина разворачивается и в мотивацион-ной части инстинкта. Базовые источники инстинктивной мотивации, к которым можно отнести пищевую мотивацию, исследовательскую активность, половую мотивацию, стремление к доминированию,

89

агрессивность, родительское поведение, защиту территории, игру, строительство гнезда, остаются, но претерпевают значительные изменения и развитие. Инстинкт продолжения рода конкретизируется в половом инстинкте, родительском поведении, строительстве гнезда и др. Материнский инстинкт лежит в основе любви к ребенку, половой инстинкт преобразуется в сексуальность, а последняя в любовь. Сколь же велико влияние сексуальности на поведение человека, к каким трансформациям поведения и личности может привести половое влечение, показывают психоаналитические исследования.

Итак, можно констатировать, что сложнейшая мотивация поведения человека строится на основе базовых мотиваций, приобретая разнообразие в зависимости от возможностей удовлетворения потребностей (и ограничений), которые возникают у человека с момента рождения, в том числе и в зависимости от успехов или неудач, вызывающих целую гамму замещающих мотиваций и форм поведения. И весь спектр мотиваций и форм поведения является выражением (отражением) плоти человека.

И все же природа закладывает в человеке предпосылки духовности. Они лежат в доминировании инстинкта сохранения вида, из которого проистекает жертвенность, а вместе с нею эмпатия и альтруизм. Человеку как биологическому виду присуща жертвенность во имя племени, продолжения рода. Жертвенность часто сочетается с доминированием при дележе пищи и полового партнера. Но она проявляется и в стремлении защищать род, отражать агрессию других племен, рисковать на охоте, добывая пищу. С появлением сознания, развитием речи жертвенность стала поощряться племенем, входить в обычай, героизироваться, служить основой мифов и преданий.

Сознательная жертвенность во имя других, как правило, членов своего рода, и стоит у истоков духовности. Героизм стоит у истоков духовности. И принципиально важно здесь не то, что человек приносит себя в жертву во имя рода, а то, что он делает это сознательно. И жертвенность теперь становится доступной для каждого. Каждый может возвыситься до духовного поступка, но не каждый возвышается.

90

Сознание, возвышая человека, одновременно и обостряет его эгоизм, объединяется с инстинктом сохранения индивида (сохранение жизни). Формируется ситуация борьбы мотивов: жертвовать собой во имя других или спасать себя. Поэтизация героических поступков, закрепление их в мифах и преданиях способствуют формированию духовности (героизм и жертвенность) как сознательной формы поведения.

В духовности человек выходит за пределы плоти. Духовность в известной мере противостоит плоти. Духовность прежде всего проявляется в мотивации поведения. Это не мотивация плоти, направленная на собственное удовлетворение, а мотивация духа, т.е. осознанная мотивация блага для других, мотивация жертвенности и героизма.

В своей духовности человек морален. Духовность онтологична, она включена в жизнь субъекта. Духовность добродетельна. Духовность, как мы показали, природна, она произрастает из доминирования инстинкта сохранения вида. Духовность сообщества выражается в мифах, обычаях, преданиях. Мораль формируется на основе духовности, закрепляет духовность, а не наоборот. Мораль оформляет поведение, но не мотивирует людей, отсюда проистекает нравственная ненадежность человека. Духовность связана с деланием добра. Духовность человек принимает от своего народа, закрытой малой группы. Плотская мотивация идет от своей плоти, духовность - от "плоти" закрытой группы. "Не делай зла ближнему", -моральный запрет. "Люби ближнего, жертвуй собой ради этой любви", - духовный закон.

Отмеченный путь развития человечности важно иметь в виду, когда мы пытаемся объяснить поведение современного человека. Ранее мы приводили научные данные, показывающие, что в процессе индивидуального развития человека из оплодотворенной яйцеклетки отчетливо просматриваются исторические признаки его предков: рыб, амфибий, рептилий, низших млекопитающих. Есть основания считать, что и в психической деятельности современного человека представлена его предыстория: инстинктивная мотивация, групповая иерархия, бессознательное регулирование отношений с окружающим миром, поведение, характерное для закрытой

91

группы, и др. Несомненно, что эти формы поведения сегодня регулируются сформированными на основе человечности нормами морали и нравственности, а также законами. Природные формы регуляции во многом разрушены или нарушены. И здесь проявляется парадокс цивилизации: когда разрушаются социальные формы регуляции поведения современного человека, его поведение становится "более диким", чем поведение животного.

Если пойти естественным путем и проследить становление человека как социального существа, то мы должны констатировать, что он изначально формировался как социальное животное, а следовательно, формировался под влиянием двух доминирующих начал: сохранения вида и сохранения индивида, при доминировании инстинктов сохранения вида.

Мы склонны встать на точку зрения А. Бергсона1, который показал, что, наделив человека умом, природа внесла дисбаланс в гармонию инстинктов индивидуального и видового сохранения. Ум всегда эгоистичен, ум посоветует вначале стать эгоистом и именно в эту сторону пойдет умное существо, если его ничто не остановит. Ум изобретает орудия труда, благодаря уму человек осваивает процесс их изготовления и учится применять орудия труда. Ум усиливает возможности человека в борьбе за существование, обеспечивает прогресс обществу. Но в то же время ум угрожает нарушить в некоторых пунктах сплоченность общества, и если общество должно сохраниться, то необходимо, чтобы существовал противовес уму, точнее, его индивидной ориентации. В качестве такого противовеса природа выбрала общественную мораль, воплощенную в обычаях и религии.

В определенной мере обычай занял место инстинкта, это социальный инстинкт общества. Инстинктивная мораль устанавливает поведение человека в его интересах и интересах сообщества.

Принимая условия сообщества, индивид получает у него свою безопасность и жизнеспособность. Инстинктивная мораль решает одновременно задачи индивида и социального самосохранения. На

92

начальных этапах развития человеческого сообщества мораль исчерпывается обычаем. В основе моральных обязанностей лежат общественные требования близкого для индивида сообщества - закрытого общества. Социальный инстинкт, а вместе с ним и социальная обязанность, стремятся к закрытому обществу. Мораль закрытого сообщества распространяется только на его членов.

В мораль включены, как уже отмечалось, не только обязанность, но и некоторое эмоциональное состояние, обусловливающее принятие морального требования, сопровождающее его выполнение или невыполнение. Возникнув как реакция на эгоистичность ума, мораль не выполняется автоматически. Следование обычаю, традициям, норме всегда связано с напряжением сил, так как всегда выступает как борьба социального требования и личностного интереса.

Вырастая из интересов сообщества, совокупность моральных требований характеризуется взаимосвязью, системностью. Поэтому противоречие личного интереса и одной из моральных обязанностей вызывает системную реакцию. Это противоречие переживается как личностный конфликт с обществом в целом. Подобная реакция резко усиливает действенность каждого из моральных требований.

И все же ум постоянно вступает в конфликт с социальностью человека. Ум в своих следствиях, в том числе и в негативных, может завести человека как угодно далеко.

В стремлении обезопасить общество и повысить моральную силу запрета последний воплощается в образе. Переход морального запрета в образ (Божества) осуществляется в процессе мифотворчества. Природа предусмотрела возможность мифотворчества в процессах воображения и на этой основе - переход морального запрета в божественный образ. Бог возник для того, чтобы запрещать, предупреждать или наказывать за моральное зло, которое индивид может нанести обществу. Индивид останавливается в стремлении нарушить обычай религиозным страхом наказания, которому он будет подвергнут один. Первоначальный обычай - это вся мораль, а поскольку религия запрещает от него уклоняться, мораль совпадает по объему с первобытной религией.

93

Таким образом, первобытная религия, совпадающая по объему с моралью, выступает как мера предосторожности против опасности, которой подвергается общество, как только индивид начинает думать только о себе. Здесь мы находим и ответ на часто возникающий вопрос: "Почему в религии такое огромное место занимает страх наказания, и не только в первобытной религии, но и современных мировых религиях?" В религиозном страхе наказания скрыта охранительная функция религии по отношению к обществу.

Соблюдение или нарушение моральных запросов, обычаев и норм, связанных с табу, религиозным запретом, оказывает огромное эмоциональное воздействие на субъекта.

Ганс Бальдунг Грин. Проповедник. Гравюра
Ганс Бальдунг Грин. Проповедник.
Гравюра

Человек прежде всего должен жить. Поэтому организация его психики порождается необходимостью сохранения и развития индивидуальной и социальной жизни, т.е. той функцией, которую психика должна реализовать в целях сохранения и развития жизни. Природа функций учитывает и тот факт, что они должны

94

осуществляться в обществе. Поэтому мышление человека одновременно индивидуально и социально. Социальное детерминируется моралью. Можно сказать, что мышление человека индивидуально и морально. То же самое можно сказать и о других психических функциях.

Подведем итог сказанному. Во-первых, отметим, что общественная мораль и религия возникли практически одновременно, на заре исторического становления человеческого сообщества. Во-вторых, в этот период мораль по объему совпадает с первобытной религией. В-третьих, общественная мораль и религия выполняют охранительную функцию по отношению к обществу1. В-четвертых, в основу психики природа заложила функциональную организацию, которая позволяет реализовывать различные действия (практические и идеальные). В-пятых, воображение выступает как природный механизм мифотворчества, перевода морального запрета в образ (Бога). В-шестых, мышление человека, как и другие психические функции, одновременно индивидуально и морально. В-седьмых, моральное поведение связано с эмоциональным переживанием.

Теперь позволительно поставить вопрос: "Можно ли на данном этапе развития человечества говорить о духовности?"

Очевидно, истоки духовности необходимо искать в факте социальной сущности человека, в противопоставлении и единстве общественного и личного интересов. Именно эта борьба рождает понятия морального добра и зла. Социальность человека проявляется прежде всего в совместной деятельности, частным, но очень важным аспектом которой выступает борьба. В противоборстве с другими закрытыми обществами (в военном противоборстве) требуется сплоченность, дисциплинированность, единство воли, взаимоподдержка.

95

Социальная сплоченность продиктована необходимостью защищаться от других. И общество высоко оценивает социальную сплоченность и качества, ее обеспечивающие. Ум человека, с одной стороны, ведет к изобретению новых орудий борьбы (оружия), совершенствует военное искусство, но, с другой стороны, в минуты критической опасности выдает решения для индивидуального спасения. Именно в этой области начинают проявляться социальная норма и обычай, реализующие поведение человека. Именно в этой области общество создает культ героя и культ военного божества, покровительствующего войне. Общество культивирует такие черты, как смелость, бойцовское мастерство, жертвенность. Разум, действие которого направлено на спасение индивида, побеждается нравственными качествами, способствующими сохранению общества. Смелость, героизм, жертвенность и культ героя становятся ареной глубоких внутренних переживаний всех членов общества и каждого в отдельности. Военный подвиг, особенно если он сопряжен с жертвенностью во имя других, обусловлен борьбой инстинкта

Антонио Полайоло. Геракл и Гидра
Антонио Полайоло. Геракл и Гидра

96

и морали, эмоций и разума. Поступок для других есть выражение морального добра, есть победа душевных сил, проявление духа.

Победа морального добра, подчиняющего разум, сопряженная с жертвенностью, сопровождается глубоким эмоциональным потрясением, мобилизацией всех сил организма. Это состояние внутренней борьбы морального добра или зла и разума, сопровождающееся эмоциональным переживанием, назовем духовным состоянием.

Отдельный человек духовен, пока следует морали. Отдельный человек духовен, если для него общественно значимое стало личностно значимым. Отдельный человек духовен, когда он в состоянии раскаяться, если использовал другого человека в качестве средства для достижения своей цели, если он утверждает себя в качестве единичного в ущерб всеобщему (общественному). Таким образом, человек характеризовался духовностью уже в доисторические времена.

Поставим теперь следующий вопрос: "Является ли духовность атрибутом веры?"

Приведенные выше рассуждения позволяют утверждать, что духовность является атрибутом морали. Но если учесть, как уже было отмечено, что общественная мораль и религия возникают одновременно и что мораль по объему совпадает с первобытной религией, то можно сделать заключение, что духовность тесно связана с религией. Религия усиливает духовность, придает ей новое звучание.

Рассмотрим теперь, как любовь порождает духовность. В животном мире сохранение вида обеспечивается на основе инстинктивного полового поведения, биологического влечения. Половое поведение включает отбор партнера по качествам, важным для сохранения вида. Этот отбор осуществляется в процессе конкуренции партнеров. Отличительной чертой человека является сексуальность. Половые отношения осуществляются не для продолжения рода, а ради сексуального удовольствия. Сексуальность резко усложняет отношения в человеческом сообществе. Появляется борьба за сексуального партнера, которая рискует дестабилизировать первобытное общество. И тогда половые отношения начинает регулировать мораль, в большинстве случаев выраженная в форме табу.

97

Таким образом, половые отношения, регулируемые инстинктом, переходят в сексуальные отношения, регулируемые моралью и религией. Борьба сексуальных влечений и общественной морали порождает глубокие душевные переживания, кипение страсти. В закрытом обществе, среди своих, эта страсть, с одной стороны, способствует развитию социально одобряемого поведения, с другой - порождает чувство зависти и мести. В сексуальном влечении рождается светлая и темная духовность. Как и героическая борьба, сексуальное поведение определяется общественной моралью и первобытной религией, но если в первом случае главную роль играет жертвенность и культ героя, то во втором - влечение и табу.

Отметим также, что в силу системности моральных запретов, конфликт в области социальных отношений переживается как конфликт с обществом в целом. Ум стремится оформить сексуальные влечения в формы, не вступающие в конфликт с обществом. Одной из таких форм является романтическая любовь, порождающая жертвенность в любви, желание жить для другого, жить в другом, стремление к подвигу во имя любимой. На этом этапе развития любовь порождает духовность личности, влияющую на все поведение.

Таким образом, любовь является одним из сильнейших источников духовности человека. Но вместе с тем любовь отрывает духовность от религии. Любовь переводит отношения между людьми в область чувств, где разум отступает на второй план. Романтическая любовь порождает пыл, порыв и экстаз, она ведет к обожанию возлюбленного, превращаясь в мистическое, сверхъестественное чувство. Но чем сильнее страсть, тем глубже может стать падение. В любви формируется ревность, месть, разочарование. Любовь сама диктует моральную норму, в любви духовность порождает мораль, мораль любви: светлую и темную. И хотя инстинкт и ум присутствуют в любви, но не они здесь "правят бал". В любви человек выходит за рамки закрытого общества.

Ум обеспечивает прогресс обществу, делает жизнь более независимой от природы. Прогресс в области науки, техники и технологии формирует достаток общества. Вместе с достатком изменяется мораль общества. Она все более начинает превращаться в светскую

98

мораль. Религия перестает выступать в роли инструмента, усиливающего требования обычая. На смену обычаю приходит право, оформляющее наиболее важные социальные нормы. Религия перестает выполнять защитную функцию от эгоизма ума.

Альтдорфер. Обнимающаяся пара. Фрагмент фрески
Альтдорфер. Обнимающаяся пара. Фрагмент фрески

Первобытная мораль, соединенная с религией, начинает развиваться в двух направлениях: морали светской и морали веры, каждая из которых порождает свою духовность, а точнее, развивает свою часть в единой морали.

Интересно отметить, что анализ Библии позволяет выделить иерархию (понятий) грех-благодать; зло-добро. Благодать - не добро, а благо, святость. Благодать исходит от Бога, грех же выражается через отношение человека к Богу. Зло - внутрилюдское дело. Зло не касается Бога, оно относится к людям.

Добро возникает в людях, в побуждении изнутри к добрым делам, а не как послушание только Богу. Истинное добро - когда человек выходит за рамки заповеди, завета, обычая, когда добро выступает как творческий акт свободной личности.

Сказанное открывает также два пути к духовности - божественной и человеческой, они не противостоят друг другу, но имеют разные истоки.

99

В соответствии с двумя направлениями развития морали формируется духовность светская и духовность веры. Между ними нет непроходимой границы. Но если раньше они объединялись, выступая механизмом защиты общества от эгоизма индивида, то теперь они расходятся, чтобы полнее удовлетворять интересы индивида и общества. Индивид и общество уже не связаны столь жестко, как раньше. Общество может позволить в определенной мере проявляться эгоизму индивида, общество в большей мере индивидуализируется.

Одновременно происходит постепенный переход от закрытого общества к открытому, выход за рамки семьи, нации и государства. Формируется мораль открытого общества, мораль, обращенная ко всему человечеству. Но процесс этот находится только в начале своего развития.

Усиление индивидуализации общества является одним из условий формирования открытого общества1, но индивидуализация ведет к эрозии морали общества. Таким образом, переход к открытому обществу ведет к эрозии общественной морали и понижению уровня духовности общества.

В светской морали гражданские идеи являются источником переживаний и духовности личности. В качестве таковых выступают идеи свободы, равенства, справедливости, патриотизма и гражданского долга, идеи, за которые человек готов отдать жизнь. Но для этого подобные идеи должны стать личностно значимыми, обрасти человеческими страстями, наполниться жертвенностью, воплотиться в поступках. Они должны быть окрашены чувством любви и ненависти.

100

Эти идеи должны стать непосредственно чувственными и душевными, и в таком случае они порождают духовность личности. Гражданские идеи тогда становятся источником духовности, когда они принимаются не разумом, а чувствами, когда индивид готов отказаться от своей единичности, чтобы стать всеобщим (С. Кьеркегор. Страх и трепет). Индивидуалист принимает гражданские идеи разумом, и они не порождают у него духовности.

Огромную роль в формировании духовности личности играет духовная культура: искусство, наука, религиозные верования. Являясь в своих лучших образцах проявлением духа создателя, проникая в тайны человеческих отношений, отображая борьбу страстей, реальные жизненные конфликты и пути их разрешения, раскрывающие высоту человеческого духа и низость падения человека, они раскрывают жизнь в динамике, позволяют заглянуть за внешнюю картину жизни и созерцательно прикоснуться к внутренней психической жизни. Но это особая созерцательность, она будит эмоции, заставляет погрузиться в контекст, пережить с героями горе и радость. Духовная культура представляет собой квазиреальность, которая переводит мораль в чувственную форму, создает условия, чтобы она стала личностно значимой. Но это только условия, которые могут помочь преодолеть пропасть между знанием и поведением, определить направления свободы выбора личности: идти ли к своей духовности или отдать предпочтение эгоистическому интересу.

Духовная культура, ее переживание (проживание) помогает человеку определиться в поступке, а поступок - путь к личности, путь к добру, к формированию собственной духовности.

Освоение духовной культуры определяет формирование личностных качеств, способствующих проявлению духовности. К ним отнесем в первую очередь совесть, честь, веру в людей, добродетель, волю, свободостремление (стремление выйти за социальную норму), стремление к творчеству, желание выйти за временные рамки бытия. Освоение духовной культуры определяет содержание морального сознания.

Приведенный анализ показывает, что духовность как свойство личности является фундаментальным качеством человека.

101

Формируясь уже в первобытном обществе, духовность развивается на основе единства морали и религии. Это двуединое основание духовности прослеживается до настоящего времени. Развитие светской морали ослабляет религиозную составляющую духовности в ее двуедином основании и ведет к снижению уровня духовности общества. Переход к открытому обществу приводит к эрозии общественной морали и также понижает уровень духовности.

102


1 Бергсон А. Два источника морали и религии. М.: Канон, 1994.
1 Литературные данные раскрывают и другие функции религии, другие ее истоки. Например, как защитную функцию природы от созданного умом представления о смерти, как стремление выйти за временные рамки земной жизни, уйти от неопределенности, как веру в Бога, подтвержденную фактом воскресения Иисуса Христа. Мы рассматриваем один из источников возникновения религии и ее отношение с моралью.
1 Следует осторожно подходить к идее открытого общества. Как показал Н.С. Трубецкой в работе "Европа и человечество", то, что сегодня пытаются вложить в понятие "общечеловеческая цивилизация", есть не что иное как культура, которую в совместной работе выработали романские и германские народы Европы. Европейский космополит ничем не отличается от шовиниста. Европейская культура не есть культура человечества. Вопрос об "общечеловеческой цивилизации" и "общечеловеческих ценностях" еще требует глубокой проработки и осмысления в контексте национальных культур и неевропейских цивилизаций. (Сб. "В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. М.: Наука, 1994. Ч. II. С. 125-130.)


Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved