3.4. Воспитание
духовности
в религиозном
понимании

Исходным и принципиально важным в религиозном понимании духовности выступает идея о том, что человек создан по образу и подобию Бога, а следовательно, он от рождения наделен духовностью. В свете христианской антропологии духовное начало в ребенке есть образ Божий в нем. Дитя приходит в мир с раздвоенной духовностью: неся в себе образ Божий и первородный грех.

В духовном становлении ребенка (и человека в целом) присутствует иерархичность. Духовная сфера направляет практическую жизнь, но для проявления духовности необходима эмпирия ребенка. В свою очередь практическая жизнь воздействует на духовность. "Духовная жизнь непроизводна, т.е. не рождается, не созидается эмпирическими процессами в душе или теле. Но она все же нуждается для своего развития (в тварном существе, каким является человек) в эмпирическом материале, которым опосредуется развитие духовной жизни"1. В этом смысле эмпирия имеет инструментальное значение в духовном развитии. От нее зависит направление развития духовности: в светлую или темную сторону, в сторону приобщения к Божественному или в сторону грехопадения, в сторону добра или зла.

195

Религиозная духовность изначально связана с приобщением ребенка к жизни в Боге, с познанием Абсолюта и Бесконечного.

В религиозном понимании свобода дается человеку для самостоятельного и ответственного признания или отвержения Бога, как свобода выбора жизни в церкви и Боге или во грехе. В идее свободы есть начало освобождения человека от власти природы, от своего прошлого, от своих привычек и страстей.

А.Рублев. Спас
А.Рублев. Спас

С христианским пониманием свободы тесно связано и понятие творчества. Оно рассматривается как творение своей жизни в Боге.

196

В центре духовности лежит вера в Боговоплощение и спасение человека через смерть и воскрешение Спасителя, вера в Церковь, "которая есть тело Христово, но которая в то же время есть Богочеловеческий организм, то есть "неслиянное и нераздельное" сочетание Божественного и человеческого начала"1.

Добро в человеке не рождается ни от физического здоровья, ни от интеллектуальных сил и социальной морали.

В христианском понимании личность от рождения наделена началами духовности, но это начало не абсолютно. Оно может только развиваться по направлению к Абсолюту. И это развитие определяет сам человек своей жизнью. Поэтому воспитание духовности превращается в воспитание личности в физическом, социальном, интеллектуальном и моральном аспектах. Но при всем стремлении к всестороннему развитию личности всегда необходимо помнить о ее иерархичности, о присутствии Божественного начала, доминирующего над всеми остальными качествами личности. Все привнесенное в личность воспитанием относится к душевной периферии.

Как мы отмечали выше, свобода в христианском понимании есть свобода выбора жизненного пути. "Дар свободы - великий, но и страшный дар; без него не цветет, не раскрывается личность, но в свободе же источник всех трагедий, всех испытаний человека. Свобода ставит нас неизменно и неотвратимо перед дилеммой добра и зла"2. В свете сказанного встает главная задача в христианской антропологии - как обеспечить связь свободы и добра, как избежать использования свободы во зло. "Нельзя воспитывать к добру помимо свободы. Добро должно стать собственной, внутренней дорогой, свободно возлюбленной темой жизни для ребенка"3.

Перечисленные факторы выступают как условия проявления добра, они носят инструментальный характер. Добро же пробуждается и развивается от светлого, Божественного начала в ребенке.

"Начало личности непроизводно, невыводимо; если эмпирическое "я", как центр нашего эмпирического самосознания,

197

бесспорно питается из социального опыта, то само возникновение эмпирического "я" предполагает более глубокое "я" - данное непосредственно в самопознании до всякого опыта. Необходимо различать это глубокое "я", как лоно самосознания, как центр духовной жизни, как непроизводный фактор самовидения,- и эмпирическое "я""1. Обнаружить в себе это глубинное "я" можно, только перешагнув за периферию души, погружаясь в глубину самого себя.

Для христианской антропологии весьма важно учение о грехопадении. В свете этого учения зло впервые появляется на высотах духовной жизни. Это показывает всю страшную реальность зла, так как зло является неотъемлемой частью духовности, зло, как и добро, духовно по своей природе. И в мире, и в человеке не прекращается борьба добра и зла. И также в человеке постоянно проявляется как стремление к добру, так и влечение к злу, воля к злу. При этом, как утверждают церковные авторитеты, с ростом духовности, растут в нас соблазны и искушения, расширяются возможности грехопадения.

Наличие этой двойственности, "светлой" и "темной" духовности, ставит перед человеком проблему свободного выбора: жить в Боге или вне Бога. Осуществить этот выбор человек может только духовным подвигом всей своей жизни. Грех не подавляет, не ослабляет образа Божьего в нас, грех подавляет и ослабляет нас. И так же как человек свободен в выборе пути зла, он свободен и в акте раскаяния в своих грехах. Всякое насилие сознания над духом, отсутствие свободного выбора субъекта не ведет к раскаянию и очищению. Это важный момент в педагогике.

Существеннейшей проблемой христианской антропологии является "врастание личности в Церковь". Через таинство крещения человек входит в Церковь. Через таинства евхаристики верующий "пребывает в Господе и Господь пребывает в нем". При этом реальность Церкви не ограничивается храмовой и богослужебной деятельностью. Церковь, как благодатная соборность2, как богочеловеческий

198

А.Рублев. Благовещение
А.Рублев. Благовещение

организм выступает истинным субъектом познания и свободы. Это значит, что истина дана Церкви, а не отдельному, обособленному личному началу, что органом познания является церковный, а не личный разум. "Как Тело Христово, как мистический организм, Церковь вмещает в себя не только молитвенные излучения, идущие от верующих, но простирается и на всю полноту индивидуальной и социальной жизни. Она исторична, она и космична,- и через участие в жизни Церкви мы вступаем в живое и благодатное общение со всей полнотой реальности Церкви... Тайна срастания

199

отдельного человека с Церковью всегда остается тайной... Духовной жизни нашей нужна не отвлеченная идея Церкви, отвлеченно признаваемая нами, а конкретное чувство Церкви, конкретная обращенность к ней, именуемая верой"1.

Тема воспитания духовности рассматривается в религиозном понимании как тема спасения и искупления.

Духовная жизнь не создается в практической жизни, она ею лишь пробуждается и опосредуется, получает силу и глубину. "Нельзя прийти к духовному росту через развитие психических сил - интеллекта, воли, чувств, хотя духовная жизнь и опосредуется этим развитием душевной периферии"2. Это же относится и к морали, если она рассматривается вне религиозной жизни. Важно не поведение человека, а его внутренняя жизнь. Нельзя моральные начала абсолютизировать и верность им превращать в синоним правды. В добродетели, если она не озаряется изнутри одушевленным чувством Бога, исчезает основное условие духовного развития - смирение перед Богом. "Парадокс духовной жизни заключается в том, что через грех легче сотрясается душа в раскаянии, легче ищет у Бога прощения и тем соединяется с Ним,- чем через добродетель. Вся моральная жизнь, все моральное развитие стоит под знаком этого парадокса, правда которого сводится к тому, что лишь мистически углубленная моральная жизнь плодотворна в конкретных путях духовной жизни"3.

Из сказанного вытекают принципы православной педагогики:

  • - подготовка детей и взрослых и к земной, и к вечной жизни;
  • - признание духовного начала в человеке, образе Божием;
  • - признание свободы человека, которая творчески развивается, только когда он пребывает в истине;
  • - признание учения о первородном грехе и как следствие этого раздвоение в духовной сфере: в своей духовной жизни человек ищет Бога и уходит от Него;
  • - признание целостности и иерархичности личности;

200

  • - моральное воспитание в линиях мистической морали, развиваемой христианством;
  • - спасение человека в церкви и через церковь.

Цель воспитания в свете православия есть помощь человеку в освобождении от власти греха, помощь в раскрытии образа Божия.

Мы рассмотрели два подхода к воспитанию духовности: светский и православный. На первый взгляд, между ними нет противоречия. Светское воспитание духовности - воспитание духовной периферии, казалось бы, поглощается религиозным воспитанием. И все достижения светской педагогики могут с успехом использоваться в религиозном воспитании духовности. Но это будет справедливо только при одном условии: воспитатель признает иерархичность духовной сферы и приоритет образа Божия в человеке. Сделав же этот первый шаг, воспитатель должен будет сделать и второй: признать, что вся духовная сфера, включая интеллектуальную, моральную и социальную, должна быть изначально пронизана Божественным Началом. Читатель должен свободно выбрать свою позицию в этом вопросе.

201


1 Зеньковский В. Цит. соч. С. 105.
1 Зеньковский В. Цит. соч. С. 17.
2 Там же. С. 31.
3 Там же. С. 33.
1 Зеньковский В. Цит. соч. С. 45.
2 Соборность понимается как некая новая духовная реальность.
1 Зеньковский В. Цит. соч. С. 145.
2 Там же. С. 131.
3 Зеньковский В. Цит. соч. С. 137.


Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved