§ 4. Преступления против правосудия,
совершаемые лицами, нарушающими
либо не выполняющими
общегражданские обязанности
по оказанию содействия правосудию

Вмешательство в разрешение судебных дел (ст. 1761 УК). Вмешательство со стороны кого бы то ни было в деятельность суда по осуществлению правосудия является грубым нарушением принципа независимости судей и подчинения их только закону. Такие действия закон считает преступными.

Объект рассматриваемого преступления - нормальное функционирование судебных органов по осуществлению правосудия.

Объективная сторона преступления заключается в воздействии в какой бы то ни было форме на судей, народных или присяжных заседателей для воспрепятствования всестороннему, полному и объективному рассмотрению конкретного дела для того, чтобы добиться вынесения незаконного судебного решения.

Воздействие включает все формы вмешательства в рассмотрение судом определенного уголовного или гражданского дела, которое существенно нарушает основные принципы судебного разбирательства: объективность, полноту и всесторонность (ст. 20 УПК) или осуществляется для принятия судом не соответствующего закону, т.е. неправосудного приговора, решения, определения или постановления 1.

Воздействие, в частности, может выражаться в просьбах, уговорах, иных формах склонения или понуждения судьи или народных заседателей к одностороннему рассмотрению дела, оставлению без оценки существенных доказательств, влияющих на решение по существу, либо вынесение в интересах виновного неправосудного судебного акта. Формой воздействия будет также шантаж судьи или народного заседателя.

431

Если способом воздействия является угроза убийством, насилием или уничтожением имущества судьи, народного или присяжного заседателя либо их близких родственников, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 1761 и 1762 УК.

Подкуп судьи, народного или присяжного заседателя либо попытка подкупа образует для виновного совокупность преступлений, предусмотренных ст.ст. 1761 и 174 УК или ст.ст. 15, 174 УК.

Данное преступление имеет формальный состав. Его следует считать оконченным с момента вмешательства виновного в разрешение конкретного судебного дела вне зависимости от того, привело ли оно к фактическому нарушению всесторонности, полноты и объективности рассмотрения дела либо к вынесению незаконного судебного акта.

С субъективной стороны возможен лишь прямой умысел. Виновный сознает, что вмешивается в рассмотрение конкретного судебного дела, воздействует на судей, народных или присяжных заседателей, и желает этого.

Обязательным субъективным признаком данного преступления является специальная цель - воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному рассмотрению конкретного дела или добиться вынесения незаконного судебного решения.

Отсутствие при вмешательстве в разрешение дела такой цели означает отсутствие данного состава преступления.

Мотивами преступления могут быть корысть, желание избежать огласки фактов, касающихся самого виновного, либо выявление его причастности к преступлению, а также иные низменные побуждения.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16 лет.

Квалифицированный вид этого преступления (ч. 2 ст. 1761 УК) - вмешательство в разрешение конкретного судебного дела с использованием виновным своего служебного положения.

Закон предусматривает здесь специальный вид должностного злоупотребления. Поэтому cубъектом ч. 2 ст. 1761 УК может быть только должностное лицо. Применение дополнительно в таких случаях ст. 170 УК не требуется.

Угроза по отношению к судье, народному или присяжному заседателю (ст. 1762 УК). Объектом преступления является нормальное функционирование судебных органов по отправлению правосудия. Дополнительный объект - жизнь, здоровье либо имущественные интересы потерпевшего.

Объективная сторона состоит в угрозе убийством, насилием

432

или уничтожением имущества по отношению к судье, народному или присяжному заседателю, а равно к их близким родственникам в связи с осуществлением судьей, народным или присяжным заседателем правосудия.

Для наличия состава преступления достаточно угрозы одним из действий, указанных в законе.

Так, В. был признан виновным и осужден по ст. 1762 УК за то, что в зале судебного заседания после провозглашения приговора, по которому он был осужден за злостное хулиганство, стал выкрикивать угрозы убийством в адрес председательствующего народного судьи Ш.

Данное преступление будет иметься в тех случаях, когда эти действия совершаются виновным в связи с рассмотрением конкретных уголовных или гражданских дел, либо для понуждения судьи, народного или присяжного заседателя к неправосудному их разрешению, либо как средство принуждения судьи или заседателей к желательному для виновного рассмотрению и решению дел, которые еще расследуются и должны поступить в суд.

Преступление имеет формальный состав. Оно окончено с момента высказывания или иной формы выражения угрозы, вне зависимости от ее воздействия на рассмотрение или разрешение дела.

С субъективной стороны налицо только прямой умысел. Виновный сознает, что угрожает убийством, насилием или уничтожением имущества судье, народному или присяжному заседателю либо близким их родственникам в связи с осуществлением судьей либо заседателями правосудия и желает воздействия угрозы на потерпевшего.

Из смысла закона вытекает и наличие у виновного специальной цели - посредством угрозы принудить судью, народных или присяжных заседателей к нужному ему неправосудному рассмотрению и разрешению судебного дела.

Мотивами преступления могут быть корысть или иные низменные побуждения.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть любое лицо.

Оскорбление судьи, народного или присяжного заседателя (ст. 1763 УК). Объект преступления - нормальное функционирование суда по отправлению правосудия, а также честь и достоинство судей, народных или присяжных заседателей.

Объективная сторона состоит в оскорблении судьи, народного или присяжного заседателя в связи с их деятельностью по отправлению правосудия. Оскорбление представляет собой унижение чести и достоинства судьи, народного или присяжного

433

заседателя, выраженное в неприличной форме 1. Законодатель выделил в самостоятельный состав оскорбление названных лиц именно в связи с осуществлением ими функций правосудия.

Оскорбление может заключаться в унизительных оценках квалификации судей, заявлениях в неприличной форме об их пристрастности при решении дела и т.п.

Вместе с тем данный состав имеется только в случаях оскорбления судьи, народного или присяжного заседателя в связи с выполнением ими функций по осуществлению правосудия. Оскорбление во всех иных ситуациях квалифицируется по ст. 131 УК.

Преступление имеет формальный состав и считается оконченным с момента совершения указанных в законе действий.

С субъективной стороны преступление характеризуется только прямым умыслом. Виновный сознает, что он унижает честь и достоинство судьи, народного или присяжного заседателя в неприличной форме в связи с их деятельностью по осуществлению правосудия, и желает этого.

Субъект рассматриваемого преступления - любое лицо.

Заведомо ложный донос (ст. 180 УК). Сообщение заведомо неверных сведений о совершении преступления существенно препятствует нормальной деятельности органов правосудия, вводит их в заблуждение, может привести к неосновательному возбуждению уголовного дела, в отдельных случаях - к привлечению невиновного к уголовной ответственности и даже его осуждению. Такие действия нарушают законные интересы граждан, подрывают престиж правосудия.

Объект преступления - нормальное функционирование органов суда, предварительного следствия и дознания. Дополнительным объектом, как правило, являются интересы личности.

Объективная сторона состоит в заведомо ложном доносе о совершении преступления.

Донос представляет собой сообщение в любой форме (устно, письменно, по телефону, в средствах массовой информации) о факте совершения преступления. Это сообщение должно быть ложным, т.е. не соответствовать действительности. Обычно в доносе называется конкретное лицо, якобы совершившее данное преступление. Вместе с тем состав преступления будет налицо и в тех случаях, когда либо не называется лицо, а ложно сообщается о факте совершения преступления

434

(например, о взяточничестве в таком-то учреждении, обнаружении в указанном доносчиком месте трупа), либо утверждается, что конкретное лицо занимается "преступной деятельностью". Не имеет значения для состава преступления, называет ли доносчик свое подлинное имя и координаты или донос анонимный.

В законе не указаны органы или лица, донос которым образует данное преступление.

Такими органами прежде всего являются органы, осуществляющие по закону борьбу с преступностью, т.е. суд, прокуратура, органы следствия и дознания. Кроме того, к их числу обоснованно отнести органы власти, исполнительные органы (мэрии, префектуры и т.п.), а также такие организации, как государственные и налоговые инспекции, таможни. Кроме того, в число этих органов следует включать и общественные формирования, создаваемые для оказания содействия борьбе с преступностью и правопорядку (комиссии по делам несовершеннолетних, наблюдательные комиссии и т.п.). Отнесение их к числу органов, ложные сообщения которым о преступлении образует донос, правомерно, поскольку они в соответствии с возложенными на них функциями обязаны передавать полученные сведения о совершении преступлений органам и лицам, имеющим право возбуждать уголовное дело 1.

В законе называется донос о совершении преступлений. Это следует понимать как сообщение об оконченном преступлении, так и о приготовлении к нему или покушении на него, об исполнении преступления или о соучастии в нем. Не имеет также значения, содержится ли в доносе подробное описание преступления и обстоятельств его совершения либо сообщается лишь о его факте.

Ложный донос - преступление с формальным составом. Оно считается оконченным с момента получения ложных сведений о преступлении перечисленными органами 2. Оперативная проверка сообщения, возбуждение уголовного дела,

435

привлечение невинного к уголовной ответственности находятся за пределами состава.

С субъективной стороны преступление характеризуется только прямым умыслом. О возможности лишь этого вида вины свидетельствует указание закона на заведомость ложности доноса. Виновный сознает, что сообщает правоохранительным либо иным органам, которые обязательно будут на это реагировать, очевидно для него самого на соответствующие действительности сведения о совершении преступления, и желает совершить эти действия.

Хотя в законе не указана непосредственно цель как необходимый признак данного преступления, наличие ее вытекает из смысла закона. Такой целью является возбуждение уголовного дела, а в большинстве случаев - привлечение конкретного невиновного лица к уголовной ответственности.

Состав данного преступления отсутствует, если лицо было убеждено либо предполагало, что преступление в действительности совершено либо готовится.

Субъект доноса - любое лицо.

Президиум Верховного Суда РСФСР в постановлении по делу С. разъяснил, что Субъектом заведомо ложного доноса может быть также подозреваемый или обвиняемый в совершении другого преступления. Верховный Суд признал обоснованным осуждение по ч. 2 ст. 180 УК С., который, будучи привлеченным к ответственности по ст. 211 УК, с целью отомстить следователю К. за неблагоприятный для него исход следствия в поданном заявлении заведомо ложно сообщил, что следователь К. совместно с другим работником избил его, причинив сотрясение мозга, т.е. обвинил их в совершении тяжкого преступления. Для придания видимости достоверности заявления С. обращался в медицинские учреждения с жалобами на головную боль, головокружение и т.п.

Донос становится квалифицированным (ч. 2 ст. 180 УК) при наличии одного из следующих признаков: а) если он соединен с обвинением в особо опасном государственном или ином тяжком преступлении; б) с искусственным созданием обвинения и в) совершен с корыстной целью.

Первый признак имеется, если доносчик сообщает о совершении одного из преступлений, предусмотренных ст.ст. 64 - 72 УК либо указанных в ст. 71 УК.

Второй признак означает, что доносчик представляет подтверждающие якобы совершенное преступление фальшивые доказательства (документы, фотоснимки) либо фальсифицирует их для придания достоверности своему сообщению и т.п.

Суть третьего признака состоит в том, что виновный стремится

436

извлечь в результате доноса прямо или опосредованно имущественную выгоду. Доносчик может быть, в частности, "нанят" за вознаграждение лицами или преступными структурами, желающими устранить и опозорить потерпевшего. Он может быть сам заинтересован в привлечении к уголовной ответственности и осуждении лица в целях занятия его должности на работе с более высокой оплатой и т.п.

Ложный донос отличается от клеветы по объекту, объективной стороне и содержанию умысла. Основным непосредственным объектом доноса является нормальная деятельность перечисленных в ст. 180 УК органов правосудия, объектом клеветы - честь и достоинство личности.

Объективная сторона доноса состоит в сообщении заведомо ложных сведений только о совершении преступления определенному кругу органов и лиц. С объективной стороны клевету образует распространение, т.е. сообщение любым лицам ложных сведений, позорящих потерпевшего, но не обязательно обвиняющих его в совершении преступления. Различно и содержание умысла. При доносе умысел включает сознание, что ложные сведения о преступлении сообщаются органам и лицам, которые могут возбудить уголовное дело либо принять меры к этому. Сознание клеветника охватывает лишь факт сообщения третьим лицам заведомо ложных и позорящих другое лицо измышлений. Цель доносчика - возбуждение уголовного дела. У клеветника такая цель отсутствует.

Заведомо ложное показание (ст. 181 УК). Оказание содействия правосудию - общегражданская обязанность. Граждане, привлекаемые к участию в расследовании и рассмотрении в суде дел в качестве свидетелей, потерпевших, экспертов либо переводчиков, должны быть правдивыми. Искажение истины в показаниях, экспертном заключении или переводе серьезно препятствует объективному разбирательству конкретного дела, может привести к вынесению неправосудного приговора, решения или иного акта. Поэтому дача ложных показаний предусмотрена в уголовном законе в качестве преступления.

Объектом преступления являются нормальное функционирование органов суда, следствия и дознания. Дополнительным объектом могут быть интересы потерпевшего.

Объективная сторона состоит или в даче ложных показаний свидетелем или потерпевшим, или в даче экспертом ложного заключения, либо в заведомо неправильном переводе в процессе расследования или судебного разбирательства.

Показания, заключение эксперта и перевод должны быть ложными, т.е. не соответствующими действительности.

Показания свидетеля или потерпевшего будут ложными,

437

если в них полностью либо существенно искажаются факты, непосредственно относящиеся к делу и от которых зависит его правильное разрешение по существу. Сюда относятся показания, оправдывающие заведомо виновного либо обвиняющие заведомо невиновного в совершении преступления; необоснованное подтверждение или, наоборот, отрицание исковых требований либо их размера; искажение фактов по поводу расторжения брака и т.п.

В соответствии с законом (ст. 68 УПК) предметом доказывания по уголовному делу являются: событие преступления; виновность в нем обвиняемого и мотивы преступления; обстоятельства, влияющие на характер и степень ответственности; характер и размер причиненного преступлением ущерба; причины и условия совершения преступления. По гражданским делам существенными будут обстоятельства, относящиеся к предмету спора. Ложные показания о несуществующих обстоятельствах состава данного преступления не образуют.

Ложными следует считать показания, не только искажающие истину, но и умалчивающие о существенных обстоятельствах, составляющих предмет доказывания.

Заключение эксперта ложное, если в нем намеренно искажается часть фактов либо дается их неверная оценка, делаются выводы, не соответствующие материалам, подвергшимся экспертизе. Равным образом ложным следует считать заключение эксперта и тогда, когда в нем умалчивается о части фактов, подлежащих рассмотрению, и не дается их оценки.

Перевод считается ложным, когда переводчик сознательно искажает показания обвиняемого, подсудимого, свидетеля, потерпевшего и других лиц либо содержание представленных документов. Ложным будет и умолчание переводчика о существенных для разрешения дела обстоятельствах при переводе показаний или документов.

Каждая из трех названных форм образует данное преступление.

Состав преступления - формальный. Преступление признается оконченным с момента совершения одного из указанных действий.

Момент окончания преступления зависит от стадии уголовного процесса. Так, на стадии расследования преступление окончено, когда свидетель или потерпевший подписал протокол допроса, эксперт - заключение; в стадии судебного разбирательства - с момента дачи показаний или изложения экспертом содержания заключения.

Субъективная сторона выражается только в прямом умысле. На это указано в законе, который говорит о заведомости

438

дачи ложных показаний. Виновный сознает, что он дает по данному делу суду, органам следствия или дознания не соответствующие действительности показания в качестве свидетеля или потерпевшего либо ложное заключение как эксперт, либо искажает истину при переводе показаний или документов, и желает совершить эти действия.

Мотивы преступления в законе не указаны. Ими могут быть месть, зависть, ревность и другие низменные побуждения.

Не будет данного состава преступления, если показания недостоверны в силу заблуждения свидетеля или потерпевшего, ошибочного восприятия фактов, забывчивости и т.п., если заключение эксперта неверно вследствие его недостаточной компетенции, слабой обоснованности выводов.

Субъект преступления - специальный: свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик. Другие участники процесса (обвиняемые, подозреваемые, подсудимые, истцы, ответчики и третьи лица) уголовную ответственность по ст. 181 УК нести не могут.

Выборочное изучение практики применения ст. 181 УК показало, что в преобладающем числе случаев (больше 80%) были осуждены за лжесвидетельство родственники или близкие лица обвиняемого и основным мотивом их действий было стремление освободить его от уголовной ответственности или смягчить наказание 1.

Квалифицирующими признаками закон (ч. 2 ст. 181 УК) считает те же действия, соединенные с обвинением в особо опасном государственном или ином тяжком преступлении, с искусственным созданием доказательств обвинения либо совершенные в корыстных целях.

Действия лица, заведомо ложно доносящего о совершении преступления, а затем давшего по этим обстоятельствам ложные показания в качестве свидетеля, следует квалифицировать по совокупности преступлений ст.ст. 180 и 181 УК 2.

Отказ или уклонение свидетеля или потерпевшего от дачи показаний или эксперта от дачи заключения

439

(ст. 182 УК). Уголовно-процессуальный закон возлагает на граждан, привлекаемых к осуществлению правосудия в качестве свидетелей, потерпевших или экспертов, обязанность сообщать судебно-следственным органам интересующие их факты (ст.ст. 73, 75, 80 УПК). Умышленное уклонение от этой обязанности препятствует расследованию или рассмотрению дела в суде, постановлению правосудного приговора или решения. Существенно мешает осуществлению правосудия и воспрепятствование явке указанных лиц для дачи показаний. Такие действия закон также считает преступными.

Объект преступления - нормальное функционирование органов суда, следствия или дознания.

Объективную сторону составляют отказ или уклонение свидетеля или потерпевшего от дачи показаний или эксперта от дачи заключения, а также воспрепятствование явке свидетеля или потерпевшего или дачи ими показаний.

Законодатель объединил в одной статье два различных вида преступных действий, противодействующих отправлению правосудия.

Отказ от дачи показания является открытой формой проявления нежелания без уважительных причин дать показание или экспертное заключение (свидетель заявляет о том, что он отказывается давать показания, эксперт - дать заключение).

Уклонение - относительно более скрытая форма, свидетельствующая о стремлении избежать дачи показаний (неявка по вызову, выезд с постоянного места жительства) или выполнения функций эксперта (необоснованная ссылка на некомпетентность, неопытность).

Воспрепятствование явке свидетеля или потерпевшего либо даче ими показаний представляет собой любую форму противодействия их явке по вызову следствия или суда (уговоры, угрозы, связывание, запирание, принуждение выехать в день вызова на допрос в другой город и т.п.) 1.

Преступление имеет формальный состав и признается оконченным с момента совершения указанных в законе действий (или бездействия) вне зависимости от того, были ли в конечном счете даны показания или экспертное заключение

440

и явился ли свидетель или потерпевший несмотря на воспрепятствование для дачи показаний.

Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом. Свидетель или потерпевший сознает, что отказывается или уклоняется от дачи показаний, эксперт - от дачи заключения, что уважительных причин для этого нет, и желают отказаться или уклониться.

При воспрепятствовании лицо сознает, что противодействует явке свидетеля или потерпевшего для дачи показаний в органы правосудия и желает этого.

Субъектом отказа или уклонения от дачи показаний могут быть лишь свидетель, потерпевший или эксперт, субъектом воспрепятствования - любое недолжностное лицо. В частности, им могут являться родственники и иные лица, от которых свидетель или потерпевший материально или в иной форме зависим.

Понуждение свидетеля или потерпевшего к даче ложных показаний или эксперта к даче ложного заключения либо подкуп этих лиц (ст. 183 УК). Формой противодействия нормальной работе суда и следственных органов может быть понуждение лиц, привлекаемых в качестве свидетелей или потерпевших, к даче ложных показаний, либо их подкуп. Такие действия мешают выяснению истины по делу, вводят органы правосудия в заблуждение.

Объектом преступления будет нормальное функционирование органов суда, следствия или дознания, а также (применительно к понуждению) личность потерпевшего.

Объективная сторона заключается в понуждении свидетеля или потерпевшего к даче ложных показаний либо эксперта к даче ложного заключения, либо в подкупе названных лиц для дачи ложных показаний (заключения). По существу закон объединяет самостоятельные преступления (понуждение и подкуп), хотя то и другое представляют собой сходные опасные формы противодействия осуществлению правосудия.

Понуждением свидетеля, потерпевшего или эксперта следует считать психическое насилие по отношению к ним как способ заставить их дать ложные показания или заключение, т.е. требования совершить эти действия под угрозой.

Закон конкретно очерчивает содержание угрозы. Виновный угрожает убийством, насилием, истреблением имущества указанных лиц или их близких. Угроза совершить иные действия в ущерб потерпевшим (например, оглашение позорящих сведений) состава данного преступления не образует.

Подкуп свидетеля, потерпевшего или эксперта следует понимать

441

как предоставление им корыстной выгоды имущественного характера (выплата денежной суммы, освобождение от уплаты долга и т.п.) за дачу ложных показаний или ложного заключения.

Обе формы преступления сконструированы в законе как имеющие формальный состав. Понуждение к даче ложных показаний или заключения следует считать оконченным с момента предъявления требования дать показания или заключение, подкрепленного угрозой. Подкуп будет признаваться оконченным преступлением, когда свидетелем, потерпевшим или экспертом получена хотя бы часть имущественного вознаграждения за дачу ложных показаний (заключения).

Дача ложных показаний (заключения) находится за пределами состава.

С субъективной стороны налицо только прямой умысел. Понуждающий к даче показаний (заключения) сознает, что он вынуждает, подавляя волю потерпевшего путем угрозы убийством, насилием или истреблением имущества, дать ложные показания (заключение), и желает этого. При подкупе виновный сознает, что он предоставляет указанным в законе лицам конкретную имущественную выгоду за дачу ими ложных показаний (заключения), и желает, чтобы такие показания (заключение) были даны. Закон не указывает цели действий виновного. Однако она вытекает из смысла закона: добиться дачи ложных показаний (заключения). Мотивами преступления могут быть месть, корысть, зависть, ревность, стремление самому не понести уголовной ответственности при причастности к преступлению и т.п.

Субъектом преступления может быть любое недолжностное лицо. Если такие действия (понуждение к даче показаний или заключения) совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения, они образуют преступление, предусмотренное ст. 171 УК.

Разглашение данных предварительного следствия или дознания (ст. 184 УК). Опасность этого преступления состоит в том, что существенные для раскрытия преступления и разоблачения преступника сведения становятся достоянием посторонних лиц, в том числе заинтересованных в том, чтобы виновные не понесли ответственности и наказания. Огласка сведений мешает обнаружению и закреплению доказательств и в конечном счете установлению истины. Требование недопустимости разглашения данных предварительного следствия содержится в законе (ст. 139 УПК).

Объект рассматриваемого преступления - нормальное функционирование органов следствия или дознания.

442

Объективная сторона состоит в разглашении данных предварительного следствия или дознания без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего дознание.

В соответствии с законом (ст. 139 УПК) такие данные могут быть преданы гласности только с разрешения следователя либо прокурора и лишь в том объеме, в каком они признают это возможным.

Разглашение представляет собой огласку в любой форме (устно, письменно, в печати и средствах массовой информации либо иным способом) данных предварительного следствия или дознания, т.е. действия лица, получившего эти сведения в качестве участника процесса, вследствие которых они становятся достоянием посторонних лиц. Данными следствия и дознания применительно к ст. 184 УК следует считать наиболее существенные сведения, относящиеся к предмету доказывания, например: выводы экспертизы, суть показаний обвиняемого, свидетелей, потерпевшего, наличие вещественных доказательств, результаты обыска и т.п. Как правило, обязанность не разглашать данные следствия оформляется подпиской, которая отбирается у соответствующего лица. Однако состав преступления будет иметься и тогда, когда предупреждение о неразглашении было сделано управомоченными лицами устно. Отсутствие такого письменного или устного предупреждения исключает уголовную ответственность. Лицо не будет нести ее также при наличии разрешения прокурора или следователя на информирование о данных следствия (дознания). Преступление имеет формальный состав и считается оконченным с момента предания огласке данных следствия или дознания, т.е. когда эти данные сообщены хотя бы одному постороннему лицу.

Субъективная сторона преступления выражается лишь в прямом умысле. Виновный сознает, что он без разрешения следователя или прокурора предает огласке данные следствия или дознания, имеющие существенное значение для дела, и желает их разгласить.

Неосторожное разглашение таких данных не образует состава этого преступления 1.

Субъектом преступления могут быть лишь участники процесса по конкретному уголовному делу (свидетели, потерпевшие, эксперты, переводчики, защитники, специалисты и т.п.).

443

Если указанные в ст. 184 УК действия совершены работниками органов дознания, следователем либо прокурором, они образуют должностное преступление и в зависимости от формы вины и других обстоятельств дела должны квалифицироваться по ст. 170 или ст. 172 УК.

Растрата, отчуждение или сокрытие имущества, подвергнутого описи или аресту, либо сокрытие или присвоение имущества, подлежащего конфискации (ст. 185 УК). Опасность названных в законе преступных действий в том, что они существенно затрудняют либо лишают возможности возместить имущественный ущерб, причиненный преступлением, или осуществить конфискацию имущества, если она назначена по приговору в качестве уголовного наказания.

Статья 185 УК предусматривает два самостоятельных преступления: растрату, отчуждение или сокрытие имущества, подвергнутого описи или аресту, совершаемые лицом, которому это имущество вверено (ч. 1), и сокрытие или присвоение имущества, подлежащего конфискации (ч. 2).

Объект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 185 УК, представляет собой нормальное функционирование органов суда, предварительного следствия и дознания.

Обязательным признаком данного состава является предмет преступления - имущество, подвергнутое описи или аресту.

В соответствии с законом (ст. 175 УПК) в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества следователь обязан наложить арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих материальную ответственность за их действия. Имущество, на которое налагается арест, описывается с соблюдением требований, изложенных в ст.ст. 141, 142, 176 и 177 УПК, и передается на хранение представителю исполнительной власти, жилищным органам, владельцу имущества либо иному лицу. Ответственность за сохранность имущества названным лицам разъясняется, о чем у них отбирается подписка.

Имущество, не подвергнутое и не описанное, предметом данного преступления быть не может.

Объективная сторона заключается в растрате, отчуждении или сокрытии имущества.

Понятие растраты имущества в данном составе тождественно одноименному понятию применительно к другим составам, при анализе которых оно подробно рассматривалось 1. Суть ее в расходовании, издержании вверенного виновному

444

имущества (продажа, дарение, передача в качестве уплаты долга и т.п.).

Отчуждение имущества также является формой расходования вверенного имущества и по существу ничем от растраты не отличается.

Сокрытие образуют действия по утайке имущества, припрятыванию его, лишающие возможности органы правосудия изъять имущество.

Это преступление сформулировано в законе как имеющее материальный состав 1. Его следует считать оконченным с момента наступления конкретных последствий, т.е. причинения имущественного ущерба государству, общественной организации или гражданам. Между действиями виновного в форме растраты, отчуждения или сокрытия имущества и ущербом должна быть установлена причинная связь.

Субъективная сторона преступления характеризуется только умыслом. Виновный сознает, что имущество подвергнуто аресту или описи и вверено ему для сохранения, что он растрачивает, отчуждает или скрывает его, предвидит, что его действиями будет причинен материальный ущерб государству, общественной организации или гражданам, и желает этого.

Субъектом может быть лишь недолжностное лицо, которому в установленном законом порядке вверено на сохранение имущество, подвергнутое аресту или описи.

Аналогичные действия должностного лица, совершенные с использованием служебного положения, в зависимости от их содержания будут квалифицироваться по ст. 92 или ст. 170 УК.

Объект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 185 УК, - нормальное функционирование органов суда по исполнению наказания в виде конфискации имущества.

Предметом рассматриваемого преступления будет имущество, подлежащее конфискации в соответствии с вступившим в законную силу приговором суда. Перечень имущества, не подлежащего конфискации, устанавливается законом.

Объективная сторона преступления состоит в сокрытии или присвоении имущества, подлежащего конфискации. Порядок исполнения наказания в виде конфискации регламентируется

445

Положением о порядке и условиях исполнения уголовных наказаний, не связанных с мерами исправительно-трудового воздействия на осужденных 1. Конфискуемое имущество, которое не может быть незамедлительно изъято и передано государственным органам, передается судебным исполнителем лицу с его согласия на сохранение, что оформляется распиской.

Сокрытие имущества, подлежащего конфискации, идентично по своему содержанию сокрытию, указанному в ч. 1 ст. 185 УК.

Присвоением следует считать противозаконное обращение виновным вверенного ему на сохранение имущества в свою собственность или в собственность третьих лиц.

Данное преступление также имеет материальный состав. Обязательными признаками его объективной стороны, помимо действия (сокрытия или присвоения), являются также последствия в виде конкретного имущественного ущерба государству и причинная связь между действиями и последствием.

Субъективная сторона выражается только в прямом умысле. Виновный сознает, что он скрывает или присваивает имущество, подлежащее конфискации, и что это имущество ему вверено, предвидит, что в результате его действий государству будет причинен имущественный ущерб, и желает этого.

При присвоении имущества обязательным субъективным признаком является корысть.

Субъект преступления - любое недолжностное лицо, которому вверено на сохранение имущество, подлежащее конфискации.

Незаконная передача запрещенных предметов лицам, содержащимся в исправительно-трудовых учреждениях, следственных изоляторах, воспитательно-трудовых, лечебно-трудовых и лечебно-воспитательных профилакториях 2 (ст. 1884 УК). Опасность этого преступления многопланова. Оно препятствует исполнению наказаний в виде лишения свободы, нарушает режим предварительного заключения.

Объект преступления - нормальное функционирование

446

исправительно-трудовых учреждений (ИТУ), следственных изоляторов (СИЗО).

Необходимым признаком является предмет преступления. В обобщенной форме это любой предмет, запрещенный к передаче лицам, содержащимся в перечисленных учреждениях. Вместе с тем в законе содержится примерный перечень таких предметов: алкогольные напитки, лекарственные и иные вещества, обладающие одурманивающим действием, а равно иные запрещенные предметы.

К алкогольным напиткам относятся спиртные напитки любой крепости (водка, коньяк, вино, настойки) и вне зависимости от их производства (промышленного или домашнего) и способа изготовления (путем перегонки или естественного брожения).

Если виновный сам изготовил передаваемые спиртные напитки домашней выработки, ответственность должна наступать по совокупности преступлений по ст.ст. 1884 и 158 УК 1

Лекарственными и иными веществами следует считать те, которые не относятся к наркотическим средствам, но влекут одурманивание, приводят употребляющего их в состояние эйфории (эфедрин, димедрол, кофеин и т.п.), а также бытовые вещества на эфирной основе (различные аэрозоли и т.п.).

Закон не указывает в числе запрещенных к передаче предметов наркотические средства (гашиш, героин, марихуана, маковая соломка и т.п.), недопустимость их передачи очевидна. Более того, передача наркотических средств должна квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 1884 и 224 УК 2.

Объективная сторона преступления состоит в незаконной (т.е. без надлежащего разрешения администрации названных в законе учреждений) передаче запрещенных предметов или в попытке их передачи. Закон говорит о передаче, скрытой от досмотра, т.е. с утаиванием этих предметов от досмотра любым способом. Это могут быть специальные тайники или приспособления в предметах, разрешенных к передаче (продуктах питания, книгах), в транспортном средстве, в одежде, обуви, посылках, бандеролях и т.п. Способом незаконной передачи

447

может быть перебрасывание запрещенных предметов через спецограждения указанных в ст. 1884 УК учреждений.

Попыткой передачи следует считать действия, непосредственно направленные на получение конкретным лицом запрещенного предмета, если передача не состоялась по независящим от виновного причинам (отправление задержанной администрацией посылки с запрещенным предметом, обнаружение вложенного предмета в момент досмотра разрешенной передачи и т.п.).

Обязательным условием уголовной ответственности является наложение административного взыскания за такие же действия в течение года до совершения повторных действий. Передача или попытка передачи запрещенных предметов, имевшая место впервые, образует административное правонарушение (ст. 168 КоАП), повторная - влечет уголовную ответственность.

Предшествующего наложения административного взыскания за передачу или попытку передачи таких предметов не требуется, если такие действия совершаются систематически или в крупных размерах. Передачу запрещенных предметов следует считать систематической, если она либо попытка передачи имела место три и более раза. Понятие крупного размера запрещенных к передаче предметов оценочное. Наличие его должно определяться в каждом конкретном случае с учетом количества, веса, объема, стоимости, а также применительно к наркотическим средствам и алкогольным напиткам, лекарственным и иным одурманивающим веществам свойствами и степенью их воздействия. Это преступление сформулировано в законе, как имеющее формальный состав. Оно окончено с момента передачи запрещенного предмета лицу, которому этот предмет предназначался, либо попытки передачи (предмет обнаружен при досмотре) 1.

Субъективная сторона преступления выражается только в прямом умысле. Виновный сознает, что, скрывая от досмотра, передает или пытается передать запрещенные предметы, что он ранее в течение года до этого подвергался административному взысканию за такие же действия, либо совершает передачу таких предметов систематически, либо в крупном размере, и желает совершить данные действия.

Мотивы совершения названных действий могут быть различными и на квалификацию не влияют.

448

Субъектом преступления являются любые лица, кроме представителей администрации (должностных лиц) ИТУ, СИЗО, ВТП, в том числе родственники и знакомые содержащихся в названных учреждениях. Ответственность по ст. 188 УК могут нести и лица вольнонаемного и административного персонала, руководящие работой осужденных на предприятиях ИТУ и других ведомств, а также сотрудники учреждений, указанных в законе. Должностные лица и лица начальствующего состава этих учреждений должны нести в таких случаях ответственность за воинские или общие должностные преступления.

Укрывательство преступлений (ст. 189 УК). Опасность укрывательства преступлений в том, что такие действия препятствуют их раскрытию и изобличению виновных в них, возмещению имущественного ущерба, способствуют сокрытию следов преступления, доказательств по делу и т.п. В связи с этим установлена уголовная ответственность за заранее не обещанное укрывательство преступлений, исчерпывающий перечень которых дан в законе (ст. 189 УК). Следовательно, заранее не обещанное укрывательство преступлений, не перечисленных в ст. 189 УК, уголовной ответственности не влечет.

Объект преступления - нормальное функционирование органов суда, следствия и дознания.

Объективная сторона состоит в укрывательстве одного (или нескольких) из указанных в данной статье УК преступлений. Закон перечисляет преступления, представляющие повышенную опасность1, например: умышленное убийство при отягчающих и без смягчающих обстоятельств (ст.ст. 102, 103 и п. "в" ст. 240 УК), квалифицированные виды изнасилования (чч. 2, 3, 4 ст. 117 УК), захват заложников (ст. 1261 УК), хищение чужого имущества при отягчающих обстоятельствах в форме кражи, грабежа, разбоя (ст.ст. 144, 145, 146, 147, 1471 УК) и др.

Укрывательство преступления в соответствии с законом представляет собой сокрытие преступника, а равно орудий и средств совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем (ст. 18 УК) 2.

Укрывательство преступника состоит в заранее не обещанном сокрытии лица, которое совершило преступление (предоставление

449

ему помещения для укрытия, транспортных средств, документов и т.п.). Под укрывательством преступления понимается сокрытие орудий (огнестрельного или холодного оружия, воровских инструментов) или средств (фальшивых документов, приспособлений для изготовления поддельных денег и др.) совершения преступления. Данным понятием охватывается сокрытие следов преступления (уничтожение орудий или средств его совершения, одежды с пятнами крови и т.п.), а также предметов, добытых преступным путем (похищенного имущества, документов). Формой укрывательства может быть и реализация полученных в результате преступления ценностей, вещей и т.п. 1.

Рассматриваемое преступление сформулировано в законе как имеющее формальный состав. Оно признается оконченным с момента совершения любых из образующих укрывательство действий по сокрытию преступления или преступника.

С субъективной стороны возможен только прямой умысел. Виновный сознает, что он укрывает конкретное преступление, и желает этого. Сознанием лица должны охватываться как содержание укрываемого преступления (например, что он укрывает хищение чужого имущества), так и хотя бы в общих чертах наличие в данном преступлении квалифицирующих признаков (к примеру, что хищение чужого имущества путем кражи совершено в крупных размерах либо с проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище).

Закон однозначно говорит о заранее не обещанном укрывательстве. Следовательно, умысел на сокрытие преступления должен возникнуть у лица после его совершения. Заранее обещанное укрывательство преступника, орудия и средства совершения преступления, его следов либо предметов, добытых преступным путем, согласно закону (ч. 6 ст. 17 УК) образует соучастие в преступлении и является видом пособничества. Так, заранее обещанное укрывательство умышленного убийства без отягчающих и без смягчающих обстоятельств будет квалифицироваться по ст.ст. 17 и 103 УК, а заранее не обещанное укрывательство того же преступления - по ч. 1 ст. 189 УК.

450

Укрывательство может признаваться соучастием как в тех случаях, когда оно было обещано исполнителю до или во время совершения преступления, так и при систематичности действий по сокрытию, которые давали исполнителю основания рассчитывать на подобное содействие.

Если лицо, укрывающее преступление, не имело ясного представления, какое конкретно преступное деяние оно укрывает, уголовная ответственность по ст. 189 УК исключается.

Субъектом преступления может быть любое недолжностное лицо, достигшее общего возраста уголовной ответственности. В соответствии с ч. 2 ст. 18 УК освобождаются от уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство супруги или близкие родственники лица, совершившего преступление. К числу таких лиц закон относит родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев, родных сестер, бабушек, дедушек и внуков (см. примечание к ст. 19 УК).

Заранее не обещанное укрывательство, совершенное должностным лицом путем использования своего служебного положения, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 189 и 170 УК.

Часть 2 ст. 189 УК предусматривает менее опасный вид этого преступления. Она содержит исчерпывающий перечень менее тяжких сравнительно с указанными в ч. 1 ст. 189 УК преступлениями, укрывательство которых влечет уголовную ответственность.

К их числу относятся, например, хищение чужого имущества без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст.ст. 144, 145 УК), неосторожное убийство (ст. 106 УК), получение-дача взятки и посредничество во взяточничестве при отсутствии отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст.ст. 173, 174 и 1741 УК) и др.

Недонесение о преступлениях (ст. 190 УК). Нарушение общегражданских обязанностей в форме несообщения органам власти о том, что совершено или готовится конкретное преступление, опасно тем, что препятствует, так же как и укрывательство, его раскрытию и изобличению преступника. Поэтому закон (ст. 190 УК) предусмотрел уголовную ответственность за недонесение о преступлениях, представляющих повышенную общественную опасность.

Объектом данного преступления является нормальное функционирование суда, следствия и органов дознания.

Объективная сторона заключается в недонесении об известных готовящихся или совершенных преступлениях.

451

К числу преступлений, недонесение о которых влечет уголовную ответственность, законодатель отнес тяжкие преступления (см. ст. 71 УК) и дал их исчерпывающий перечень 1. К их числу, в частности, относятся: умышленное убийство при отягчающих и без смягчающих обстоятельств (ст.ст. 102, 103 и п. "о" ст. 240 УК), квалифицированные виды изнасилования (чч. 2, 3, 4 ст. 117 УК), хищение чужого имущества при квалифицирующих признаках (ч. 3 ст.ст. 144, 145, 146, 147, 1471 УК) и др.

Недонесение о преступлениях, не указанных в ст. 190 УК, уголовной ответственности не влечет.

Недонесением следует считать несообщение лицом об известном ему преступлении, входящем в перечень ст. 190 УК. Это преступление характеризуется пассивной формой поведения виновного, выражается в бездействии. Закон говорит о готовящемся или совершенном преступлении. Следовательно, состав недонесения будет при несообщении о приготовлении к преступлению, покушении на его совершение и об оконченном преступлении.

Указание закона на то, что о преступлении виновному известно, нужно понимать как наличие у него достоверного, конкретного знания либо о характере и содержании преступления, либо о лице, его совершившем или готовящем, либо о том и другом.

Так, был признан виновным и осужден по ст. 190 УК Л., который присутствовал при совершении его приятелем Ф. разбойного нападения на женщину, видел, как тот ударил ее по голове металлическим прутом, сорвал цепочку с шеи, вырвал из ушей серьги и сумочку из рук, но, не желая портить с Ф. отношения, никому не сообщил о случившемся.

Достоверность знания может основываться на ставших недоносителю известными документах, иных материалах, на том, что он был очевидцем совершенного преступления, и т.п.

Закон не называет органы и лиц, несообщение которым о преступлении влечет уголовную ответственность. Обоснованным будет относить к ним в первую очередь тех, задачей которых является борьба с преступностью (прокуратура, суд, органы внутренних дел, дознания). Кроме того, сюда могут быть отнесены также органы власти и исполнительные

452

органы (мэрии, префектуры и т.п.), и руководители, и должностные лица предприятий, учреждений и организаций (в частности, непосредственные начальники недоносителя). Не указан в законе и срок, в течение которого следует сделать сообщение о преступлении. Очевидно, что этот срок различен и зависит от конкретных обстоятельств, исходя из которых лицо реально могло уведомить о преступлении. Лицо отвечает за недоносительство, если у него имелась реальная возможность сообщить об известном ему преступлении. Отсутствие такой возможности исключает ответственность.

Статья 190 УК не связывает ответственность за недонесение о преступлении с тем, было ли оно заранее обещано исполнителю преступления. Поэтому состав данного преступления налицо как в случаях ранее не обещанного недонесения о совершении преступления, так и тогда, когда недоноситель обещал исполнителю до совершения преступления, что он не будет сообщать о нем. Следовательно, если недонесение и было обещано заранее, оно не может превратиться в соучастие в преступлении и является самостоятельным преступлением 1.

Рассматриваемое преступление имеет формальный состав и длящееся. Оно признается оконченным с момента, когда лицу стало достоверно известно о готовящемся или совершенном преступлении, когда лицо имело реальную возможность сообщить о преступлении, но не сделало этого.

Субъективная сторона недонесения характеризуется только прямым умыслом. Виновный сознает, что он не сообщает о готовящемся или совершенном преступлении, о котором ему достоверно и конкретно известно, и желает этого. Если достоверность знания о преступлении отсутствует, лицо располагает неточной информацией, предполагает или догадывается, что совершается преступление, не осведомлено явно о его характере и содержании, лице, его совершившем, уголовная ответственность исключается.

Субъектом преступления может быть любое недолжностное

453

лицо, достигшее общего возраста уголовной ответственности.

Не может быть субъектом недоносительства лицо, совершившее преступление и не сообщившее об этом указанным органам и лицам. Такое сообщение означало бы его разоблачение. Факт совершения лицом преступления лишает практического значения недонесение о преступлении со стороны лица, являющегося его соучастником, не требует дополнительной квалификации по статьям о недонесении, поскольку оно в таких случаях является частью более тяжкого преступления и охватывается статьями, предусматривающими ответственность за данное преступление.

Должностные лица, не сообщающие о достоверно известном им преступлении, должны отвечать за злоупотребление служебным положением по ст. 170 УК, поскольку в обязанность любого должностного лица входит принятие мер по пресечению и предотвращению правонарушений или хотя бы сообщение об этом надлежащим органам и лицам 1.

В соответствии с примечанием к ст. 19 УК не подлежат уголовной ответственности супруги или близкие родственники лица, совершившего преступление, недонесение о котором наказуемо, а также священнослужители за несообщение сведений о преступлении, ставших им известными на исповеди.

Недонесение о совершении преступления отличается от укрывательства по объективным признакам. В отличии от укрывательства, заключающегося только в активных действиях по сокрытию преступления и преступника, недоносительство характеризуется пассивным поведением. Недоноситель бездействует, не сообщает официальным органам и лицам о достоверно известном ему готовящемся или совершенном преступлении.

Если лицо, не сообщившее об известном ему преступлении, в последующем дает по этому факту ложные показания, ответственность должна наступать по совокупности преступлений (по ст.ст. 190 и 181 УК). Недоносительство, сочетающееся с заранее не обещанным укрывательством преступления, квалифицируется как укрывательство (ст. 189 УК) и не требует дополнительной квалификации по ст. 190 УК.

454


1 Понятие неправосудности этих актов раскрывалось при анализе преступления, предусмотренного ст. 177 УК.
1 Подробный анализ состава оскорбления дан в главе "Преступления против личности".
1 В теории уголовного права были высказаны и иные точки зрения по вопросу о круге органов и лиц, сообщение которым образует состав доноса. Так, утверждалось, что такими органами являются лишь имеющие право возбуждать уголовное дело (см.: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1971).
2 Представляется необоснованным утверждение о том, что ложный донос - оконченное преступление, когда сведения стали известны органам, правомочным возбудить уголовное дело (см.: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1985). Поскольку закон не ограничивает круг органов только правоохранительными, донос следует считать оконченным при поступлении ложного заявления и другим указанным органам и лицам.
1 В этой связи представляются обоснованными высказанные в теории уголовного права предложения об исключении уголовной ответственности за лжесвидетельство в пользу обвиняемого или подсудимого, его ближайших родственников или о сохранении ее, когда совершены тяжкие преступления.
2 Необоснованно высказанное в теории уголовного права суждение о том, что в подобных случаях применяется только ст. 180 УК, поскольку ложные показания являются "логическим продолжением тех же действий" (см.: Курс советского уголовного права. Т. 6. М., 1971). В приведенной ситуации лицо совершает два самостоятельных преступления, образующих реальную совокупность: ложный донос и ложное показание.
1 Ошибочно высказанное в литературе утверждение о том, что способом воспрепятствования, в частности, будет запрещение должностным лицом подчиненному явиться для дачи показаний и что, соответственно, cубъектом этого преступления может быть должностное лицо (см.: Курс советского уголовного права. Т. 6.). Подобные действия образуют при наличии других необходимых признаков должностное преступление и должны квалифицироваться по ст. 171 УК.
1 Высказанное в литературе мнение о наличии в данном составе также и неосторожной вины (см.: Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1979) следует признать необоснованным.
1 См. главу "Преступления против собственности" настоящего учебника.
1 Нельзя признать обоснованным высказанное в литературе мнение о том, что данный состав преступления формальный (см.: Курс советского уголовного права. Т. 6). Применительно ко всем другим преступлениям и, в частности, к посягательствам на собственность, растрата (отчуждение) и присвоение имущества однозначно рассматриваются как имеющие материальный состав.
1 См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1984. № 21. Ст. 991.
2 Лечебно-трудовые профилактории на основании постановления Верховного Совета Российской Федерации "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" от 21 июля 1993 г. № 5474-1 ликвидированы (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 33. Ст. 1317).
1 Высказанное в литературе суждение о том, что незаконная передача лекарственных средств, влекущих одурманивание, квалифицируется по совокупности ст.ст. 1884 и 224 УК, ошибочное (см.: Советское уголовное право. Особенная часть. М., 1988), поскольку ст. 224 УК предусматривает ответственность только за незаконные действия с наркотическими средствами.
2 Подробный анализ преступных действий, связанных с наркотическими средствами, см. в главе учебника "Преступления против общественной безопасности; общественного порядка и здоровья населения".
1 Неточным будет высказывание о том, что это преступление окончено с момента сокрытия от досмотра передачи. Закон (ст. 188 УК) говорит не о сокрытии от досмотра передачи, а о скрытой от него передачи или ее попытке.
1 За исключением государственных преступлений, укрывательство которых образует самостоятельное преступление и квалифицируется по ст. 832 УК (см. главу "Иные государственные преступления" настоящего учебника).
2 Анализ институтов укрывательства преступлений см. в учебнике Уголовное право. Общая часть. М., 1992.
1 Без достаточных оснований относят отдельные авторы к укрывательству, предусмотренному ст. 189 УК, так называемое интеллектуальное сокрытие преступления: самооговор, дача ложных показаний в целях введения органов правосудия в заблуждение (см.: Курс советского уголовного права. Часть Особенная. Т. 4.). Из смысла закона вытекает, что ответственность установлена лишь за физическое сокрытие преступника или преступления.
1 Недонесение о государственных преступлениях образует самостоятельное преступление, предусмотренное ст. 882 УК. Анализ его см. в главе учебника "Иные государственные преступления".
1 В теории уголовного права высказана и другая позиция: заранее обещанное недонесение о преступлении следует считать соучастием в форме пособничества, оно находится в причинной связи с совершенным исполнителем преступлением, способствует его совершению (см.: Курс советского уголовного права. Т. 6.). Данная позиция не основана на законе. Применительно к более опасной форме преступного поведения - укрывательству преступлений - законодатель сам разграничил укрывательство - соучастие и укрывательство - самостоятельное преступление, если оно заранее не обещано (ст.ст. 18 и 189 УК). Применительно к недоносительству такого разграничения в законе нет.
1 Утверждение о том, что за недонесение по ст. 170 УК отвечают должностные лица, обязанные по роду своей службы сообщать об известных им преступлениях, неточное и ведет к ошибочному выводу, что есть категории должностных лиц, которые не обязаны сообщать о преступлениях, становящихся известными им.


Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved