Глава VIII. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

§ 1. Общая характеристика и виды
экологических преступлений

Понятие экологических преступлений. Данного понятия в действующем УК нет. Между тем формулирование его значимо для достижения многих важных целей. Научный анализ

305

понятия экологических преступлений является исходным моментом решения по существу всех вопросов уголовной ответственности в сфере охраны природы.

Представление совокупной общественной опасности экологически вредных деяний необходимо для правильного определения их круга, выделения правонарушений, которые следует признать преступными. Отсюда - правильное понимание экологического преступления служит методологической базой нормотворческого процесса.

Вне правильного представления о сущности общественно опасного деяния невозможно построение санкций, определение целей действия уголовно-правовой нормы, объема и задач профилактической работы.

Оценка эффективности уголовной ответственности и применяемых уголовно-правовых санкций неизбежно связана с анализом противоправного поведения, с четким уяснением его модели.

Общее понятие экологического преступления есть не что иное, как его родовое понятие, включающее в себя ряд родовых признаков. В литературе встречаются определения данных посягательств в соответствии с общими признаками преступления, указанными в уголовном законе. Как правило, они связаны либо вытекают из определения объекта преступного воздействия и строятся по схеме: "преступлением в сфере охраны природы признается деяние, посягающее на такие-то отношения (следует их изложение)". Многие авторы считают, что этого достаточно.

Поскольку среди ученых мнения по поводу объекта преступления против природы различны, то неодинаковы и их определения. Если объект обозначается как отношения собственности на природные ресурсы, рассматриваемые преступления характеризуются как "предусмотренные уголовным законом общественно опасные, виновные воздействия на природный ресурс, выразившиеся в его захвате (завладении), повреждении (порче), уничтожении (истреблении)" 1.

Ряд ученых считают объектом отношения по хозяйственному использованию природных ресурсов 2.

Соответственно, они относят эти посягательства к хозяйственным.

306

Можно встретить утверждения, что объектом являются сами природные богатства 1.

Данные позиции, на наш взгляд, не отражают сущности экологических преступлений и не соответствуют действующему законодательству. В самом общем виде возражения сводятся к следующему 2.

Концепция экологических преступлений предполагает в первую очередь освещение понятия экологических отношений. Они образуют единство трех направлений человеческой деятельности: по консервативной охране природы; рациональному использованию ее богатств как одному из способов охраны; сохранению надлежащих качественных природных условий жизнедеятельности человека (защита от загрязнения, отравления окружающей среды, шумового, вибрационного, теплового воздействия и т.п.), включая обеспечение экологической безопасности, улучшение и воспроизводство природных сред.

Попытка рассматривать экологические преступления как разновидность экономических не позволяет в должной мере вскрыть специфику преступлений в сфере охраны окружающей природной среды, переносит центр тяжести с отношений экологических на материальные, стоимостные, что недостаточно с точки зрения современных представлений о взаимодействии общества и природы.

Кроме того, в собственности могут находиться лишь те элементы природы, которые обладают определенной вещественной формой и пребывают во власти людей. Однако уголовное право охраняет и такие элементы природной среды, которые не могут находиться ни в чьей собственности, например атмосферу, воды открытого моря, фауну и флору Антарктики. Международными соглашениями ограничивается право распоряжения государства в отношении определенных особо охраняемых видов птиц и зверей.

Не включает преступления в области охраны природы в круг преступлений против собственности и законодатель, иначе он поместил бы нормы экологического характера в главу вторую УК.

Законодатель в Конституции Российской Федерации (ст. 9), Законе Российской Федерации от 24 декабря 1990 г. "О собственности в Российской Федерации" (ст. 6), Земельном

307

кодексе (ст. 3) и в ряде других нормативных актов устанавливает на природные ресурсы различные виды собственности. Но из этого не следует, что отношения собственности являются объектом экологических преступлений. Как известно, собственность рассматривается как экономическая категория и как юридическое понятие - право собственности. В экономическом смысле собственность - это исторически обусловленная форма присвоения предметов природы, в которой выражены общественные отношения между людьми в процессе производства, обмена, распределения и потребления материальных благ. То есть собственность представляет собой прежде всего важнейшее производственное социально-экономическое отношение 1.

Нетрудно убедиться, что отношения в сфере экологии не сводятся к производственным отношениям.

Собственность же как юридическая категория (субъективное право) предполагает наличие у собственника полномочий использовать принадлежащее ему имущество по своему усмотрению и в своих интересах, выражает состояние присвоенности, принадлежности средств производства и продуктов труда. Таким образом, право собственности закрепляет субъект, которому принадлежит право пользования, владения и распоряжения теми природными ресурсами, которые объективно могут кому-либо принадлежать.

В интересах общества права собственности на определенные виды природных ресурсов ограничиваются.

Отношения же в сфере экологии имеют иное содержание, и участником их может быть не только собственник того или иного элемента природной среды.

Нельзя утверждать, что экологическое преступление посягает на отношения собственности и потому, что объект преступления определяется исходя не только из экономической сущности предмета посягательства, но и из содержания, сущности общественных отношений по поводу этого предмета с учетом его социальной роли в данном отношении. Можно привести много примеров, когда воздействие осуществляется на одинаковые по своей экономической сущности предметы, но при этом затрагиваются совершенно различные общественные отношения, охраняемые законом. Так, оружие, яды, наркотики являются имуществом. Однако нарушение правил обращения с этими предметами, хищение их образуют составы преступлений не против собственности,

308

а против общественной безопасности и здоровья населения (ст.ст. 224, 2241, 2262 УК).

Говоря об отличии экологических преступлений от хозяйственных, следует отметить, что, хотя нормы об охране природной среды в основном сосредоточены в главе УК "Хозяйственные преступления", речь в большинстве из них об использовании природных богатств не идет (например, ст.ст. 160, 161, 165, 223, 2231, 230, 2301 УК). Ответственность они предусматривают за нарушение правил охраны природных ресурсов от неблагоприятного воздействия: уничтожения, повреждения, отравления, загрязнения.

Конечно, с экономической точки зрения природа является сырьевой базой хозяйствования, но акцент при анализе экологических преступлений надо делать на то, что природные ресурсы в своей совокупности образуют среду обитания человека и иных живых существ. При этом должен учитываться не только и не столько экономический ущерб, но и ущерб экологического характера: сдвиги в экологической системе, нарушение радиационного, теплового, энергетического баланса, влияние на здоровье людей, исчезновение растений и животных и т.д.

Неосновательна и позиция тех авторов, которые считают объектом экологических преступлений природные ресурсы (лес, воду, воздух, недра, рыбу, зверей), поскольку в данном случае не проводится никаких различий между объектом и предметом посягательства.

В литературе высказана точка зрения, что экологическим преступлением следует считать "предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие, бездействие), посягающее на окружающую среду и ее компоненты, рациональное использование и охрана которых обеспечивают оптимальную жизнедеятельность человека, и состоящее в непосредственном использовании природных объектов как социальной ценности и приводящее к негативным их изменениям" 1.

В определении предпринята попытка отразить социальную сущность экологических преступлений, но оно не конкретно и не точно. Не ясно, что понимать под оптимальной жизнедеятельностью человека. В качестве объекта преступного воздействия называется предмет преступления, а не охраняемые уголовным законом общественные отношения в сфере экологии. Преступление по объективным признакам

309

необоснованно ограничивается непосредственным использованием природных ресурсов, тогда как рациональное природопользование лишь одна из форм охраны природы. Не соответствует эта позиция и действующему законодательству, в котором, как указывалось, предусмотрена ответственность за целый ряд преступлений, не связанных с потреблением природных богатств.

Статья 85 Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды" определяет экологические преступления как общественно опасные деяния, посягающие на установленный в Российской Федерации экологический правопорядок, экологическую безопасность общества и причиняющие вред окружающей природной среде и здоровью человека 1.

Под природоохранительным правопорядком понимается "порядок, установившийся в результате действия природоохранительных правоотношений" 2.

То есть объектом преступления объявляются не сами общественные отношения, а их следствие как результат действия права, что противоречит общепринятой концепции объекта.

Нецелесообразно, на наш взгляд, и разграничение вреда, причиняемого природной среде и здоровью граждан, ибо последний при совершении экологических преступлений может быть причинен только путем ухудшения качества природной среды. Правильнее делать акцент на подрыве биологической основы здоровья населения.

Данное определение представляет интерес в плане методологического подхода к решению проблемы, но можно предложить и иное, более точно, на наш взгляд, отражающее сущность экологического преступления.

С позиций изложенного родовым объектом экологических преступлений следует считать охраняемые уголовным законом комплексные общественные отношения по рациональному использованию природных ресурсов, сохранению качественно благоприятной для человека и иных живых существ природной среды и обеспечению экологической безопасности населения.

Непосредственными объектами являются конкретные общественные отношения по охране, рациональному использованию отдельных видов природных богатств и обеспечению

310

экологической безопасности населения. Например, объект незаконной охоты - отношения по охране и рациональному использованию диких зверей, птиц и иных животных, а объект загрязнения водоемов и воздуха - отношения по охране вод и атмосферы и обеспечению экологической безопасности населения.

Другой отличительный признак экологических преступлений - особый предмет посягательства.

Предметом экологических преступлений в широком смысле слова выступает природная среда в целом, поскольку все ее составные части находятся между собой во взаимодействии и во взаимосвязи и составляют единую экосистему, а в пределах конкретных участков суши или водоемов образуют единую общность организмов, растительности и т.п. - биоценоз.

Причинение вреда единой из частей экосистемы немедленно отражается на состоянии других.

В более узком смысле предметом конкретных преступлений являются природные ресурсы: земля, ее недра, атмосфера, внутренние воды и воды открытого моря, животные, растительность.

В отдельных случаях в качестве предмета преступного воздействия предусматриваются редкие и достопримечательные ресурсы живой и неживой природы: природные ландшафты, урочища, ущелья либо единичные объекты природы - скалы, деревья, водоемы и др. (ст. 230 УК).

При конструировании законодателем норм общего характера (например, ст.ст. 1671, 230 УК) предмет в законе не конкретизируется.

Предмет преступления - это признак состава, который чаще всего используется для определения объекта экологического преступления. С установления предмета обычно начинается процесс выяснения характера посягательства и способов его воздействия на определенный объект. Однако поскольку одни и те же элементы природной среды могут быть вовлечены в орбиту различных общественных отношений, необходимо выяснить социальную роль предмета посягательства.

Так, по-разному будет квалифицирован незаконный вылов рыбы в реке и в товарном прудовом хозяйстве колхоза. В первом случае это будет рыбное браконьерство (ст. 163 УК), во втором - хищение.

В экологических преступлениях предмет посягательства всегда следует рассматривать в связи с объектом и наряду с ним. Изолированный анализ предмета не позволяет уяснить

311

то отношение, которому наносится ущерб, порождает ошибки, путаницу в квалификации преступления.

Особое значение имеет решение данного вопроса для отграничения экологических преступлений от посягательств на собственность. "Вещи, - подчеркивает В.Г. Афанасьев, - как компоненты социального целого, суть тела, предметы, вовлеченные в орбиту общественной жизни. Как социальные феномены... они не могут быть поняты сами по себе, вне человеческой деятельности. Они - продукт конкретного труда, потребительские стоимости и как таковые имеют природную основу" 1. При этом "природное качество вещи проявляется в том материале, из которого вещь состоит, а социальное - в том, что она вводится в орбиту общественных отношений" 2.

Таким образом, чтобы определить, в орбиту каких отношений - природоохранительных или собственности - попадает природный ресурс, надо установить момент, с которого он теряет свойства естественного элемента природы и превращается в вещь, в товар.

В общей форме можно сказать, что любому природному ресурсу качество товара придает общественно необходимый труд. Данная посылка, определяющая методологию подхода к оценке экономической сущности предмета посягательства, является господствующей не только в учебной, но и в монографической литературе 3.

Однако охрана природы невозможна в настоящее время без приложения человеческого труда. Специальными службами осуществляется охрана воздуха, вод, животного мира, лесов. Проводится работа по размножению и акклиматизации животных, разведению лесов. Все это - убедительное доказательство того, что мы находимся на этапе "очеловечивания" всей природной среды. Остается очень мало природных компонентов, к которым бы не прикасались разум и руки человека.

Результатами труда, затраченного на сохранение и возобновление природных ресурсов, нельзя, как правило, воспользоваться сразу. Они проявляются порой через десятки лет и трудовое воздействие на природу может быть оценено лишь последующими поколениями.

Иначе говоря, среди потребительских стоимостей, созданных

312

природой без участия человека, растворяется стоимость тех, которые созданы его трудом.

Изложенное послужило основанием для утверждения, что критерий, по которому мы делаем попытку отличить общественно опасное деяние в сфере экологии от преступлений против собственности, - наличие или отсутствие вложенного в предмет посягательства общественно полезного труда, исчезает, а в ряде случаев уже исчез 1.

Однако при более углубленном изучении вопроса выясняется, что "трудовое опосредование предмета посягательства, понимаемое как аккумуляция им известного количества общественно необходимого труда, далеко не предопределяет отнесение его к категории товарно-материальных ценностей (имущества)" 2.

Что же придает природному ресурсу товарно-денежную форму, превращает его в имущество? Исчерпывающий ответ на данный вопрос следующий: труд, вырвавший тот или иной элемент природы из естественной природной среды и переместивший его из области господства сил природы в сферу, регулируемую экономическими законами общественного производства. С этого момента элементы природной среды становятся имуществом, товаром. Такова, например, продукция рыбного, охотничьего и других добывающих промыслов.

Отсюда следует очень важный в методологическом и практическом плане вывод, что при решении вопроса о разграничении имущества (товара) и естественного элемента природной среды имеется в виду не вообще весь предшествовавший труд, затраченный ранее обществом и аккумулированный в природных богатствах, а конкретный труд, которым вполне определенный ресурс извлекается из природы, которым разрываются его связи с природной средой.

Следовательно, чтобы природный ресурс мог быть признан имуществом, товаром (а значит, и предметом преступлений против собственности), он должен, во-первых, овеществлять в себе известное количество конкретного общественно необходимого труда человека и, во-вторых, быть им извлеченным полностью или иным образом обособленным от окружающей природной среды (например, находиться в ловушке, загоне, капкане, сетях и т.п.).

В настоящее время ясно, что рано или поздно биосфера в

313

еще большей степени будет преобразована в биотехносферу. Вместе с тем ясно и то, что человечество не может существовать, если не останется хотя бы и преобразованная в какой-то мере трудом человека природная среда, выполняющая экологические функции, т.е. функции обеспечения жизнедеятельности человеческого общества.

Невозможно полностью преобразовать в товар воду морей и рек, ледники, горы, почву, атмосферный воздух и ряд других компонентов природной среды.

Останутся (и количество их увеличивается) территории заповедников, заказников и национальных парков, в которых полностью запрещена или ограничена хозяйственная деятельность. Они призваны выполнять чисто экологические, научные и оздоровительные функции.

Разводя леса, диких животных, птиц и рыбу, очищая воду и воздух, человечество своим трудом восстанавливает утраченные природные ресурсы, восстановление которых еще возможно, или пытается привести их в первоначальное качественное состояние, формируя тем самым экологические условия своего существования.

Экологическое право, относя к экологическим отношения, возникающие в связи с возобновлением, восстановлением и улучшением природного вещества 1, тем самым признает, что искусственно выращенные и выпущенные в природу рыбы, звери, птицы, насаженные леса, очищенные воды и воздух есть предметы этих отношений. Отсюда следует, что они могут быть и предметом экологического преступления.

Таким образом, те элементы природной среды, к которым приложен человеческий труд и которые вносятся, внедряются, "растворяются" в ней для выполнения природных (биологических и иных) функций, также выпадают из понятий "имущество", "товар", приобретают иное (экологическое) социальное значение, попадая в сферу экологических отношений.

Изложенное находит свое подтверждение в какой-то мере и в судебной практике высших судебных органов. Так, в разъяснениях Пленума Верховного Суда СССР неоднократно проводилась мысль, что предметом хищения может быть только то, что отнесено к товару, имеет цену и числится в государственных или иных фондах 2.

314

На практике и в теории неоднозначно решался вопрос о квалификации незаконной порубки защитных и озеленительных насаждений в городах и других населенных пунктах, на полосах отвода автомобильных, железных дорог, каналов и т.п. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 7 июля 1983 г. (п. 8) "О практике применения судами законодательства об охране природы" разъяснил, что эти действия следует квалифицировать по ст. 169 УК.

Обобщая сказанное, предметом экологических преступлений следует считать различные компоненты природной среды, не отторгнутые и не обособленные человеческим трудом от естественных природных условий либо аккумулирующие в себе определенное количество труда предшествующих и настоящих поколений людей, но остающиеся в природной среде или внесенные в нее для выполнения своих биологических и иных природных функций.

С объективной стороны рассматриваемые преступления выражаются в нарушении путем действия или бездействия общеобязательных правил природопользования и охраны окружающей природной среды. Диспозиции норм, описывающих такие преступления, - бланкетные, что необходимо учитывать при квалификации преступлений.

Большинство составов экологических преступлений относится к категории так называемых формальных (ст.ст. 163, 164, 165, 166 УК, например). Составы, содержащие указания на последствия преступления как его обязательный признак (например, ст.ст. 160, 161, 169 УК), относятся к материальным. Имеются и такие составы, которые предусматривают ответственность как в случае наступления указанных в них последствий, так и тогда, когда они еще не наступили, но деянием была создана реальная угроза причинения вреда ("составы угрозы"). Их логично отнести к формально-материальным (ч. 1 ст. 223 УК).

С субъективной стороны большинство преступлений характеризуется умышленной виной. Например, незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами (ст. 163 УК), незаконный промысел котиков и бобров (ст. 164 УК), незаконная охота (ст. 166 УК) могут быть совершены только с прямым умыслом.

Умышленное уничтожение, разрушение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 230 УК), жестокое обращение с животными (ст. 2301 УК) предполагают наличие прямого или косвенного умысла.

Некоторые преступления могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности. Например, загрязнение

315

водоемов и воздуха (ст. 223 УК), нарушение правил охраны рыбных запасов при лесосплаве (ст. 165 УК).

Мотивы и цели умышленных экологических преступлений для квалификации значения не имеют, но учитываются при назначении наказания. Исключение составляет ст. 169 УК, где в качестве своеобразного квалифицирующего признака в санкции ч. 2 статьи указывается корыстная заинтересованность.

Если лицо имеет цель путем воздействия на природную среду причинить вред людям, то в зависимости от направленности и содержания умысла его действия следует рассматривать как более тяжкое преступление: против человечества (экоцид), либо как вредительство, или преступление против жизни и здоровья.

Ответственность за экологические преступления могут нести физические вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста. В некоторых статьях предусмотрен специальный субъект (например, ч. 2 ст. 161 УК). В ст. 167 УК прямо указывается, что субъектом преступления может быть только отдельный гражданин. В ряде случаев субъектами экологических преступлений могут быть должностные лица (например, ст. 223, ч. 4 ст. 2231 УК).

Как показывает судебная практика, в преступлениях, связанных с незаконным завладением природными ресурсами (браконьерство, незаконная порубка леса, незаконная разработка недр и др.), доля должностных лиц существенно меньше доли недолжностных. Так, из 1094 лиц, совершивших незаконную охоту, 6% составляли работники природоохранительных органов, 2,4% - работники милиции, 0,4% - представители других органов власти 1.

В преступлениях, связанных с ухудшением качества природной среды (загрязнение водоемов и воздуха, загрязнение вод открытого моря и др.), доля должностных лиц, наоборот, существенно превышает долю частных. Например, по делам о загрязнении водоемов и воздуха из 550 человек осужденные должностные лица составили 94%, а по делам о нарушении правил лесосплава - 100% (из 214 человек).

Основными отличительными признаками экологических преступлений следует считать объект, предмет посягательства, экологически значимое поведение субъекта и последствия,

316

так как именно эти признаки характеризуются особым свойством всех преступлений в области охраны окружающей среды - экологичностью.

Субъект преступления сам по себе без учета его социальной роли и в отрыве от психологического и действенного поведения, учитываемого законом, не может служить критерием разграничения преступлений, а последних - от непреступных правонарушений. Исключение составляет специальный субъект, особенности которого учитываются в качестве дополнительных идентифицирующих преступление признаков и влияет на квалификацию.

Содержание субъективной стороны безусловно влияет на квалификацию преступлений. Уяснение ее необходимо для определения общественной опасности преступления, решения ряда вопросов ответственности и наказания. Однако психологическая деятельность лица, не выражающаяся в его поступках, действиях, сама по себе не имеет уголовно-правового значения. Поэтому признаки субъективной стороны в отрыве от объективных обстоятельств содеянного также не могут служить критериями разграничения экологических и иных преступлений.

Вместе с тем хотя признаки субъекта и субъективной стороны не являются основными при определении понятия преступления, их следует учитывать, ибо они постоянны и присущи каждому преступлению.

На основе анализа признаков экологических преступлений определение этих преступлений формулируется следующим образом. Экологическими преступлениями называются общественно опасные, предусмотренные уголовным законом деяния, посягающие на общественные отношения по охране качественно благоприятной природной среды, рациональному использованию ее ресурсов и обеспечению экологической безопасности населения.

Иные преступления, связанные с природными ресурсами, но не обладающие указанными выше признаками, нельзя назвать экологическими.

К сожалению, борьбе с экологическими преступлениями не придается должного значения. За последние пять лет судимость по ст. 163 УК снизилась на 62,2%, по ст. 166 УК - на 55%, по ст. 169 УК - на 57%, по ст. 223 УК - на 70,4%.

Виды экологических преступлений. Структура института уголовно-правовой охраны природы не совпадает с формой его выражения в УК. Законодательной системы экологических преступлений в строгом смысле слова как таковой не существует. Нормы, описывающие эти преступления, размещены в

317

действующем УК в главах о преступлениях против собственности, хозяйственных преступлениях, преступлениях против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения.

Кроме того, данные нормы содержатся порой в статьях, посвященных охране иных социальных ценностей: собственности (ст. 149 УК), памятников истории и культуры (ст. 230 УК) и др.

По причине отсутствия определения и системы экологических преступлений в УК не отличается единством их классификация и в теории уголовного права. По-разному определяются как круг этих преступлений, так и основания классификации.

Нередко к экологическим относят все те преступления, которые связаны с элементами природной среды 1.Конечно, в широком смысле слова практически вся материальная деятельность человека, связанная с природной средой, экологична, ибо все, чем он пользуется, берется у природы. Но с позиции общественных представлений экологически опасна не всякая преступная деятельность. Так, преступление, предусмотренное ст. 1661 УК, хотя и связано с предварительным изъятием природных ресурсов из естественной природной среды, не может считаться экологическим, так как не обладает указанными в предыдущем параграфе признаками и посягает на отношения, возникшие в связи с установлением монополии государства по обладанию шкурками ценных пушных зверей и на торговлю ими. Вреда природе деянием, предусмотренным указанной статьей, не причиняется. Для квалификации преступления по этой статье не имеет значения и то, законно или незаконно добыта пушнина. Если она добыта незаконно, виновный должен отвечать за незаконную охоту по ст. 166 (либо в административном порядке) и по ст. 1661 УК по совокупности.

Нарушение правил сдачи государству добытого из недр земли золота или других драгоценных металлов либо драгоценных камней (ст. 167 УК), в отличие от предусмотренного этой статьей нарушения правил разработки недр, посягает на отношения, определяющие монополию государства на добытые из недр земли драгоценные металлы и драгоценные камни, так как эта норма предусматривает ответственность

318

за нарушение порядка сдачи добытого частными лицами.

Нельзя отнести к экологическим такие деяния, как создание вокруг сооружений и установок на континентальном шельфе Российской Федерации зон безопасности без надлежащего на то разрешения, необеспечение их охраны и поддержания постоянных средств предупреждения о их наличии и ликвидации тех из них, эксплуатация которых прекращена (ст. 1671 УК), так как эти деяния посягают на отношения по обеспечению безопасности морского судоходства в зоне сооружений и установок на шельфе. Иные же посягательства, предусмотренные этой статьей, затрагивают отношения экологического характера.

В УК РСФСР, в УК других стран СНГ и некоторых Прибалтийских государств есть нормы общего характера, предусматривающие ответственность за посягательства на природу вообще. Предмет (и, соответственно, отношения по его охране) в них предусмотрен альтернативно либо вовсе не конкретизируется. Таковы, например, нормы об ответственности за умышленное уничтожение, разрушение или повреждение объектов природы, взятых под охрану государства (ст. 230), загрязнение водоемов и воздуха (ст. 223), нарушение законодательства о континентальном шельфе (ст. 1671).

Преступления, предусмотренные такими нормами, можно назвать преступлениями общего характера.

Те же преступления, которые посягают на конкретно определенный в законе элемент природной среды и связанные с ним конкретные общественные отношения по его охране, логично обозначить как специальные экологические преступления.

Ряд преступлений, предусмотренных действующим законодательством, объективно может быть связан с причинением вреда природной среде, а может и не быть. Таковы, например, деяния, предусмотренные нормами о нарушении ветеринарных правил (ст. 160 УК), нарушении правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ст. 161 УК), жестоким обращением с животными (ст. 2301 УК). Ответственность этими нормами предусматривается за причинение вреда элементам природы как относящимся к категории "имущество", так и не относящимся. Соответственно, в случаях причинения вреда природе ущерб терпят отношения в сфере экологии, а в иных случаях - отношения собственности, хозяйственные и иные.

Нормы, описывающие названные посягательства, альтернативно-экологические,

319

а экологические преступления, предусмотренные такими нормами, относятся к той или иной разновидности специальных экологических преступлений. Таким образом, структура действующих уголовно-правовых норм предполагает при создании системы экологических преступлений дифференцированный подход.

Любая классификация может быть теоретически правильной и практически приемлемой, если за ее основу берется стабильный признак, выражающий качественное свойство и своеобразие классифицируемых явлений.

В теории уголовного права и в практике законотворчества закрепилась позиция, согласно которой в основу выделения из нормативного массива однородных общностей должен быть положен родовой объект посягательства.

Систематизация норм по родовому объекту есть систематизация их по признаку, определяющему социальную (политическую, экономическую, экологическую и иную) сущность преступления.

Анализ признаков предмета, объективной и субъективной сторон и субъекта преступления лишь способствует установлению этой сущности, но в основу построения системы в данном случае они положены быть не могут, поскольку только их совокупность дает полную характеристику преступления. Сами же они, взятые в отдельности, не обладают необходимыми интегрирующими качествами.

Внутри системы классификация преступлений на группы может быть различной в зависимости от целей классификации: по предмету посягательства, форме вины, субъекту и т.д. Если мы хотим подчеркнуть социально-политическую сущность деяний, сгруппированных в одну общность и показать их виды, то логично взять в качестве основы систематизации непосредственный объект посягательства, который в экологических преступлениях непосредственно связан с предметом преступления. С этих позиций все экологические преступления, имеющиеся в действующем законодательстве Российской Федерации, группируются следующим образом:

I. Экологические преступления общего характера:

  • 1) нарушение законодательства о континентальном шельфе (ст. 1671 УК);
  • 2) загрязнение водоемов и воздуха (ст. 223 УК);
  • 3) загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или для живых ресурсов моря, либо другими отходами и материалами (ст. 2231 УК);
  • 4) умышленное уничтожение, разрушение или повреждение памятников истории и культуры, взятых под охрану государства (ст. 230 УК).

320

II. Специальные экологические преступления

В зависимости от содержания предмета и непосредственного объекта посягательства они делятся в свою очередь на подгруппы:

1. Преступления, посягающие на общественные отношения в области охраны и рационального использования недр:

  • а) нарушение правил разработки недр (ст. 167 УК);
  • б) самовольная добыча янтаря (ст. 1672 УК).

2. Преступления, посягающие на общественные отношения в области охраны и рационального использования животного мира (фауны):

  • а) незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами (ст. 163 УК);
  • б) незаконный промысел котиков и бобров (ст. 164 УК);
  • в) производство лесосплава или взрывных работ с нарушением правил охраны рыбных запасов (ст. 165 УК);
  • г) незаконная охота (ст. 166 УК);
  • д) жестокое обращение с животными (ст. 2301 УК);
  • е) нарушение ветеринарных правил (ст. 160 УК).

3. Преступления, посягающие на общественные отношения по охране и рациональному использованию растительного мира (флоры):

  • а) незаконная порубка леса (ст. 169 УК);
  • б) нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ст. 161 УК).

В УК других стран СНГ имеются такие преступления, как отравление, загрязнение или порча земли вредными отходами производства (ст. 2401 УК Армении, ст. 2151 УК Узбекистана, ст. 159 УК Казахстана) - преступно-бесхозяйственное использование земель (ст. 1881 УК Туркмении, ст. 1711 УК Кыргызстана); эксплуатация водозаборных сооружений с нарушением правил охраны рыбных запасов (ст. 190 УК Узбекистана); самовольный захват воды (ст. 174 УК Кыргызстана); нарушение правил водопользования (ст. 186 УК Узбекистана, ст. 158 УК Казахстана).

321


1 Ляпунов Ю.И. Уголовно-правовая охрана природы органами внутренних дел. М., 1974. С. 17.
2 См.: Повелицына П.Ф. Уголовно-правовая охрана природы в СССР. М., 1981. С. 7; Советское уголовное право. Часть Особенная. Т. 5. М., 1971. С. 352.
1 См.: Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1975. С. 262.
2 Подробнее по этому вопросу см.: Жевлаков Э.Н. Экологические преступления. Понятие, объект и система // Проблемы борьбы с экологическими правонарушениями. М., 1990.
1 См.: Советское гражданское право. Часть 1. М., 1986. С. 267 - 268.
1 Дубовик О.Л., Жалинский А.Э. Причины экологических преступлений. М., 1988. С. 70.
1 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 10. Ст. 457.
2 Петров В. В. Экология и право. М., 1981. С. 206.
1 Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. Опыт системного исследования. М., 1973. С. 101 - 102.
2 Там же. С. 102.
3 См.: Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Социалистическая собственность под охраной закона. М., 1979. С. 163.
1 См.: Литовченко В.Н. К вопросу об уголовной ответственности за посягательства на природные богатства // Актуальные проблемы уголовно-правовой борьбы с преступностью. М., 1988. С. 100.
2 Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Указ. соч. С. 163.
1 См.: Ерофеев Б.В. Советское экологическое право. Общая часть. М., 1988. С. 16.
2 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. № 4. С. 32; 1988. № 5. С. 38 - 46.
1 Проблемы квалификации экологических преступлений, совершенных должностными лицами, выходят за рамки учебного пособия. Подробнее по этому вопросу см.: Жевлаков Э.Н. Должностные лица как субъекты экологических преступлений // Теоретические проблемы разработки нового уголовного законодательства. М., 1989. С. 130.
1 См.: Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1979. С. 323; Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1983. С. 259; Галахова А.В. Уголовная ответственность за хозяйственные преступления. М., 1987. С. 94 - 127; Повелицына П.Ф. Указ. соч.


Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved