Глава II.
 
ОСОБО ОПАСНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ
ПРЕСТУПЛЕНИЯ

§ 1. Общая характеристика, понятие
и система особо опасных
государственных преступлений

Если проследить основные тенденции развития законодательства о преступлениях против государства в России с октября 1917 года, т.е. со смены общественно-экономической формации, то общая картина представляется в следующем виде.

На первом этапе после революции временные законы отражали накал классовой борьбы, стремление всеми силами, включая правовые, подавить политического противника. Суровая ответственность за контрреволюционные преступления предусматривалась Декретом о суде № 1 от 22 ноября 1917 г. Обращением СНК ко всему населению от 26 ноября 1917 г. "О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Дутова, поддерживаемым Центральной Радой", постановлением

19

кассационного отдела ВЦИК "О подсудности революционных трибуналов" (1918 г.) и т.п.

Первый кодифицированный уголовный закон РСФСР - УК был принят в 1922 году, В нем были сформулированы: общее понятие контрреволюционного преступления (ст. 57), конкретные составы преступлений (измена Родине, шпионаж, диверсия и др.). С момента образования Союза ССР (1922 г.) и после гражданской войны процесс законотворчества пошел более активно, и уже в 1927 году ЦИК СССР принял общесоюзное Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления). Его нормы полностью вошли в УК РСФСР 1926 года.

В УК давалось развернутое определение контрреволюционного преступления (ст. 581)" Круг составов контрреволюционных преступлений, предусмотренных УК РСФСР 1926 года, оказался в историческом аспекте достаточно стабильным (измена Родине, шпионаж, совершение террористических актов, диверсия, контрреволюционная пропаганда или агитация, а также проведение контрреволюционной организационной деятельности, контрреволюционный саботаж, недонесение о контрреволюционном преступлении и ряд других). Закон действовал с изменениями и дополнениями вплоть до 1959 года.

Резкий крен на расширение репрессивных методов борьбы с контрреволюционными преступлениями обозначился с начала 30-х годов. Помимо создания внесудебных органов преследования граждан, постановлением ЦИК СССР от 8 июня 1934 г. УК 1926 года был дополнен рядом статей, в частности предусматривающих усиление ответственности военнослужащих. За измену Родине, совершенную ими (ст. 58), вводилась абсолютно определенная санкция - расстрел с конфискацией всего имущества.

К концу 50-х годов в связи с происшедшими социально-политическими изменениями в стране, изменениями в стратегии и тактике деятельности спецслужб иностранных государств против СССР, а также изменениями в криминогенной обстановке внутри страны назрела потребность в очередной кодификации уголовного законодательства о государственных преступлениях.

25 декабря 1958 г. был принят Закон Союза ССР "Об уголовной ответственности за государственные преступления", в соответствии с которым раздел УК 1926 года "Контрреволюционные преступления" трансформировался в "Особо опасные государственные преступления", а раздел "Особо для Союза

20

ССР опасные преступления против порядка управления" - в "Иные государственные преступления". Статьи общесоюзного закона без всяких изменений были включены в УК РСФСР 1960 года.

Новый закон в разделе "Особо опасные государственные преступления" сузил круг уголовно наказуемых деяний: декриминализировал контрреволюционный саботаж - ст. 58, сузил понятие шпионажа - ст. 586, снизил тяжесть санкций во многих составах преступлений и т.д. Общее количество норм (статей) сократилось с 18 до 10.

Вместе с тем ряд законодательных новелл, как показала последующая практика борьбы с государственными преступлениями, оказались далеко не бесспорными и вызвали оживленные дискуссии среди ученых-юристов и практических работников.

Во-первых, заговор с целью захвата власти был включен как составная часть измены Родине, хотя явно не вписывался в непосредственный объект данного преступления (при измене - это внешняя безопасность, при заговоре - внутренняя). В результате измена Родине (ст. 64 УК) стала представлять собой сложный и тяжеловесный состав преступления, включающий семь форм изменнической деятельности вместо четырех, как это было в УК 1926 года.

Во-вторых, была недооценена историческая перспектива ст. 582 УК 1926 года, в которой предусматривалась ответственность за "вооруженное восстание", "вторжение... на советскую территорию вооруженных банд", "захват власти в центре или на местах", включая "насильственное отторжение от Союза ССР и отдельной союзной республики какой-либо части ее территории". Новая волна кодификации уголовного законодательства в рамках Российской Федерации показала обоснованность многих из указанных признаков состава преступления.

В-третьих, вместо нормы о контрреволюционной пропаганде или агитации (ст. 5810 УК) была введена норма об антисоветской агитации и пропаганде (ст. 70 УК) с широкой трактовкой признаков состава преступления. Ради исторической объективности следует сказать, что норма, предусмотренная ст. 5810 УК 1926 года, более четко, конкретно определяла пропаганду и агитацию, сужая ее рамками призывов к свержению, подрыву или ослаблению советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений. По сути, к призывной форме агитации и пропаганды мы возвращаемся теперь при обеспечении правовой защиты конституционного строя России.

21

Наконец, новый закон не дал определения особо опасного государственного преступления. Такое определение выработано наукой уголовного права. В условиях бывшего Союза ССР определение давалось следующим образом: "Особо опасными государственными преступлениями признаются предусмотренные общесоюзным уголовным законом общественно опасные деяния, направленные на подрыв или ослабление общественного строя СССР" 1 . Определение несет в себе две отличительные особенности данного вида преступлений: их направленность на родовой объект - государственный и общественный строй и предусмотренность специальным законом, нормы которого затем дублирует УК. Регламентация защиты конституционного строя специальным законом вполне соответствует международным стандартам и обусловлена спецификой правового регулирования обеспечения государственной безопасности. Нельзя также не учитывать, что борьбу с данной категорией преступлений ведут органы контрразведки, прежде всего их оперативные и следственные подразделения. В решении задач защиты конституционного строя они используют специальные методы и средства, предусмотренные законом.

В 1984 году Закон СССР "Об уголовной ответственности за государственные преступления" претерпел ряд изменений и дополнений, обусловленных принятием Конституции СССР 1977 года, изменившимися условиями борьбы с данной категорией преступлений.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от И января 1984 г. изменена редакция ст.ст. 1, 5, 7 Закона, а также включена новая статья - 131 об уголовной ответственности за передачу иностранным организациям сведений, составляющих служебную тайну. В соответствии с ним Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 января 1984 г. изменена редакция ст.ст. 64, 68, 70 УК и дополнительно включена ст. 761 УК. Внесенные изменения и дополнения проанализированы и достаточно полно освещены в указанной монографии С.В. Дьякова, А.А. Игнатьева, М.П. Карпушина.

С апреля 1985 года начался новый этап реформирования общественно-экономических и политических отношений. Формируется новая доктрина обеспечения в целом безопасности Российской Федерации. Принят впервые в истории России Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 г. "О

22

безопасности", который в комплексе рассматривает все виды безопасности, в том числе государственную безопасность как важную составную часть в ряду других. Переосмысление многих фундаментальных положений о безопасности сказалось и на Законе от 25 декабря 1958 г. "Об уголовной ответственности за государственные преступления". Назрела необходимость его реформирования на базе новой научной Концепции.

Реформация закона началась с безотлагательной отмены в 1989 году ст. 7 Закона (ст. 70 УК РСФСР) об уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду. Вместо агитации и пропаганды преступлением были объявлены лишь призывы к насильственному изменению конституционного строя и к совершению преступлений против государства. Тем самым были резко сужены рамки уголовно-правового запрета за совершение преступления, несущего на себе исторически наибольшую политико-идеологическую нагрузку 1.

Происшедшие изменения в политической и общественно-экономической жизни страны нашли отражение в Законе Российской Федерации от 9 октября 1992 г. "О защите конституционных органов власти в Российской Федерации" 2. В соответствии с ним в УК РСФСР внесены отдельные изменения и дополнения, смысл и содержание которых будет рассматриваться при анализе конкретных составов преступлений. Общая же направленность закона соответствует его названию - усилить защиту конституционных органов государственной власти.

Федеральным законом от 1 июля 1994 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР"3 в разделе I "Особо опаснее государственные преступления" главы первой Особенной части УК изменена редакция ст. 66 УК об ответственности за террористический акт, ст. 68 УК, предусматривающая уголовную ответственность за диверсию, исключена.

Данный закон не содержит определения особо опасного государственного преступления. Оно выводится посредством

23

указания на направленность данной категории преступлений на родовой объект и их предусмотренность специальным Законом Российской Федерации.

Особо опасными государственными преступлениями признаются предусмотренные специальным законом общественно опасные деяния, направленные на подрыв или ослабление конституционного строя Российской Федерации.

Родовой объект особо опасных государственных преступлений - конституционный строй Российской Федерации, т.е. система общественных отношений, обеспечивающая защиту государственного и общественного строя. Конституция, как известно, закрепляет основы экономических, политических отношений, включая деятельность партий и массовых общественных организаций, имеющих политическую направленность, права и интересы человека и гражданина. Например, Конституция Российской Федерации декларирует: "Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни" (п. 5 ст. 13).

Отличительной чертой особо опасных государственных преступлений является то, что при их совершении виновный посягает на сами основы конституционного строя, его экономическую и политическую системы, которые стремится подорвать, ослабить или заменить насильственным путем. В этом отличие данной категории преступлений от так называемых общеуголовных преступлений, где прямой направленности деяния на конституционные основы строя нет, хотя ущерб может быть нанесен и в экономической, и в политической сферах.

Все это свидетельствует о повышенной общественной опасности рассматриваемых преступлений, борьба с которыми возложена на Федеральную службу контрразведки (ФСК) 1.

Объективная сторона особо опасных государственных

24

преступлений чаще всего выражается в форме активных действий (измена Родине, шпионаж, призывы к насильственному изменению конституционного строя и т.п.). В отдельных случаях эти преступления могут совершаться и путем бездействия (например, вредительство, недонесение о государственных преступлениях и т.п.).

По конструкции составов данная категория преступлений чаще представлена в виде преступлений с формальными составами (измена Родине, шпионаж, вредительство, призывы к насильственному изменению конституционного строя, призывы к совершению преступлений против государства, пропаганда войны, организационная деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений). Они признаются оконченными с момента совершения деяния (действия или бездействия). Фактические вредные последствия хотя и могут иметь место, но находятся за рамками состава, на квалификацию действий виновного влияния не оказывают и могут упитываться лишь при вынесении меры уголовного наказания.

Отдельные составы особо опасных государственных преступлений сконструированы по типу материальных, т.е. для признания их оконченными требуется наступление указанных в законе последствий (террористический акт - ст. 66 УК, террористический акт против представителя иностранного государства - ст. 67 УК).

Субъективная сторона особо опасных государственных преступлений представляет собой вину в форме прямого умысла 1, наличие специальной цели подрыва или ослабления конституционного строя по некоторым составам преступлений. Мотивы, как правило, не являются конструктивным элементом данных преступлений, они могут быть самыми разнообразными и на квалификацию содеянного влияния не оказывают. Исключение составляет лишь норма об ответственности за террористический акт (ст. 66 УК). Вместе с тем их выявление важно для получения полной картины о механизме развития преступления, характеристики личности преступника, установления степени вины и назначения справедливого наказания.

Субъектом особо опасного государственного преступления

25

может быть гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин или лицо без гражданства, достигшее 16-летнего возраста. В практике деятельности органов государственной безопасности в качестве субъектов названных преступлений чаще всего выступают кадровые сотрудники или агентура спецслужб иностранных государств, эмиссары зарубежных организаций, некоторые граждане, враждебно настроенные к конституционному строю, морально опустившиеся люди, вставшие на преступный путь в силу угроз, подкупа, личного малодушия и трусости.

По некоторым составам особо опасных государственных преступлений ответственность может нести лишь специальный субъект: за измену Родине (ст. 64 УК) - только гражданин России, за шпионаж (ст. 65 УК) - только иностранный гражданин или лицо без гражданства.

В зависимости от непосредственного объекта особо опасные государственные преступления классифицируются следующим образом.

  1. Особо опасные государственные преступления, посягающие на суверенитет, территориальную неприкосновенность или государственную безопасность и обороноспособность Российской Федерации: измена Родине (ст. 64 УК) и шпионаж (ст. 65 УК).
  2. Особо опасные государстенные преступления, посягающие на политическую систему Российской Федерации: террористический акт (ст. 66 УК), призывы к насильственному изменению конституционного строя (ст. 70 УК), призывы к совершению преступлений против государства (ст. 701 УК).
  3. Особо опасные государственные преступления, посягающие на экономическую систему Российской Федерации: вредительство (ст. 69 УК).
  4. Особо опасные государственные преступления, посягающие на мир и мирное сосуществование государств: террористический акт против представителя иностранного государства (ст. 67 УК), применение биологического оружия (ст. 671), разработка, производство, приобретение, хранение, сбыт, транспортировка биологического оружия (ст. 672), пропаганда войны (ст. 71 УК).
  5. Организационная деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации (ст. 72 УК).

26


1 Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П. Ответственность зз государственные преступления. М., 1988. С. 11.
1 См. подробнее: Беляев А.Е., Воронцов В.М. Уголовная ответственность за призывы, образующие преступления против государства. М., 1991. С. 4 - 5.
2 См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 44. Ст. 2470.
3 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 10. Ст. 1109.
1 См.: Указ Президента Российской Федерации от 21 декабря 1993 г. "Об упразднении Министерства безопасности Российской Федерации и создании Федеральной службы контрразведки Российской Федерации" // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 52. Ст. 5062.
1 Мы не разделяем мнения некоторых ученых (см.: Курс советского уголовного права. Т. 4. М., 1970. С. 77, 87, 89) о возможности совершения измены Родине и шпионажа с косвенным умыслом. Наши аргументы см. в цит. монографии Дьякова С.В., Игнатьева А.А., Карпушина М.П. С. 16 - 17.


Купить BlueTooth гарнитуру

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Tikva.Ru © 2006. All Rights Reserved